?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

          Первая часть статьи 3 Положения указывает конкретных собственников судебной власти в РПЦ: «полнота судебной власти в РПЦ принадлежит Архиерейскому собору». Первым собственником судебной власти является Архиерейский собор. Положение даёт право «Священному Синоду и Патриарху осуществлять судебную власть в церкви», не уточняя, являются они собственниками судебной власти или эту власть делегирует им, Архиерейский собор. Согласно положению, собственники власти могут распоряжаться судебной властью самостоятельно и единолично или делегировать её другим органам, оставляя за собой право, утверждать решения.

Судебную власть Патриарха и Синода Положение определяет двусмысленно.

Положение не говорит, что «Синоду и Патриарху принадлежит полнота судебной власти», подобно Архиерейскому собору. Положение выражается скромнее: «осуществляют судебную власть», позволяя думать, что Патриарх и Синод не являются, подобно Собору, источниками судебной власти в церкви.

Однако в следующей строчке, говоря о делегировании судебной власти Общецерковному суду (далее-ОЦС), Положение называет источником судебной власти не Архиерейский собор, а каноническую власть Синода и Патриарха. Остаётся неясным, сколько собственников судебной власти признаны в РПЦ: один или трое?

ОЦС оказывается исполнительным органом судебной власти, выполняющим техническую задачу, делегированную собственниками судебной власти. ОЦС не может самовольно возбуждать дело, его решения не имеют законной силы до утверждения Патриархом, который может отменить или изменить решение ОЦС. Его решение вступает в силу немедленно. Лукавое слово «делегирование» маскирует коллегиальностью ОЦС единоличный суд собственника судебной власти.

Вторая часть статьи 3 Положения указывает единоличного собственника судебной власти в епархии: «Полнота судебной власти в епархии принадлежит епархиальному архиерею».  По делам о церковных правонарушениях епископ может принять судебное решение самостоятельно или передать дело на рассмотрение епархиального суда. Решения епархиального суда вступают в законную силу через утверждение епископом. Епископ может отменить или изменить решение суда. Решение епископа вступает в силу немедленно. «Судебная власть епархиального суда проистекает из канонической власти епархиального архиерея, которую епархиальный архиерей делегирует епархиальному суду».  

Положение не приводит конкретные каноны в обоснование церковности правовых принципов. Каноны не подтверждают самовластие епископа. Положение полагает в основу церковного судопроизводства частное право епископа на судебную власть.

Дальнейший текст Положения детализирует и углубляет это право. «Отказавшись от евхаристического источника власти епископа, церковное сознание должно было заимствовать из эмпирической жизни принцип права для обоснования власти епископа. Идея правовой власти привела к установлению правовых отношений между ним и членами его церкви. Иерархическое служение, вытекающее из самого существа Церкви, получило обоснование, которое вообще не содержится в Церкви. Власть епископа, основанная на праве, привела к идее правового ограничения этой власти на Московском соборе 1917-18 г.» (Афанасьев прот. Николай. «Церковь Духа Святаго». Рига 1994 г., стр.2).

Уставы РПЦ 1988, 2000 и 2011г. упразднили все правовые ограничения власти епископа и контролирующую власть Поместного собора. Вопрос о церковном обосновании самовластия Положение не рассматривает. Непонятно, чем отличается «полнота судебной власти епархиального епископа» от полноты его административной власти. В обоих случаях применяются одни карательные санкции и отсутствует ответственность за превышение власти. Зачем неограниченную власть дополнять сомнительным институтом «церковного суда»?

Положение не ставит ни церковной, ни правовой задачи судопроизводства. Обратимся к той «эмпирической жизни», из которой «церковное сознание заимствовало принцип права». Посмотрим, как она ставит задачу суда.

Конституция РФ обосновывает судебную власть обязанностью государства защитить права и свободы человека и гражданина (ст.46,1). «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства» (Ст.2).

«Никто не может быть лишён права на рассмотрение его дела» (Ст.47, 1).

«Все равны перед законом и судом» (Ст.19,1-3).

Приведённые положения Конституции РФ отражают два евангельских принципа:

1. принцип справедливости: «во всём, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними; ибо в этом закон и пророки» (Мф.7, 12).

2. иерархию ценностей: человек является первичной ценностью, а закон - вторичной. «Суббота для человека, а не человек для субботы. Посему Сын Человеческий есть господин и субботы» (Мр.2, 27-28).

В отличие от Конституции РФ Устав РПЦ вводит в церковь принцип неравенства христиан перед законом и судом (Устав гл.7, п.8;).                                                           

Положение не ищет евангельских обоснований, не претендует на справедливость, опускает библейскую идею правосудия, отражённую в Апостольских и Вселенских канонах и правилах святых Отцов.

Условия и принципы, заявленные Положением, предопределяют качество епархиального правосудия. Его эффективность выявляет практика применения. Церковность Положения следует оценивать с человечных позиций Евангелия (Мф.26, 31-46).

Положение не опирается на «священные каноны». Слепая ссылка на «основы церковного судопроизводства» маскирует отступление от канонического предания Православной Церкви. Каноны представляют правила жизни и веры. Отцы принимали их параллельно с догматами. Принятый догмат закреплялся богослужебной и канонической практикой. Законодательные нормы отображали догматическое учение о святой Троице, Боговоплощении и «Церкви Господа и Бога, которую Он приобрёл Себе Кровию Своею» (Деян.20,28). Каноническая традиция не отдаёт церковную власть в собственность и не признаёт диктатуру епископа.

«Определение об епархиальном управлении» от 22.02.1918 г. констатирует:

«архиерей пользуется, по Божественному полномочию, всей полнотой иерархической власти в делах веро- и нравоучения, священнодействия и пастырского душепопечения».

Аналогичный текст мы находим в Уставе РПЦ (гл.10, 11). Он тоже подразумевает «Божественное полномочие» власти, которой епископ «пользуется».             

Положение декларирует текст, имеющий формальное сходство с Уставом (10,11) и существенно отличается в понимании природы власти епископа. В отличие от Уставов Православной Всероссийской Церкви и РПЦ, Положение передаёт судебную власть в собственность епископу. Епископ приватизирует и «делегирует власть епархиальному суду». «Божественные полномочия» не подразумеваются там, где епископ сам оказывается Источником «канонической власти», которая из него «проистекает».                        

Являясь подзаконным актом Устава РПЦ, Положение вступает в противоречие с ним. Признавая епископа источником правовой власти, Положение не обосновало заявленный принцип. Правовая власть никогда не получала в церкви богословского обоснования, поскольку корни права остаются вне церковных пределов.

В исторической ретроспективе власть имеет одно из трёх оснований:

1. В монархиях власть имела божественную санкцию. Правитель являлся либо богом, как римский кесарь и египетский фараон, либо помазанником Бога, как библейские цари или византийские и российские самодержцы. Помазание не входит в таинство поставления епископа. Восточная Церковь, в отличие от Западной, не называет епископа наместником или помазанником Бога.

2. Демократическое государство исходит из либеральной системы ценностей. Оно ставит человека в центр законодательства. Государственная власть обоснована интересами, правами и свободами человека, как мы видели в Конституции России.

В первом случае источником власти является Бог, во втором – человек.

3. Главой Церкви является Богочеловек: «Того даде главу выше всех Церкви» (Еф.1,22). Иисусу Христу принадлежит полнота власти: «Ему слава и держава во веки» (1Пет.5,11). Власть епископа можно обосновать повелением: «паси овцы моя» (Ин. 21, 16). Это повеление имеет условие: «любишь ли ты Меня?». Во Христе обоснована власть любви. На её основе возникает пастырство. «Одно стадо и один Пастырь» (Ин.10,16). Христос не отдаёт овец в собственность епископу. Он поручает овец его попечению и потребует отчета. Так понимала власть епископа Восточная Церковь. Епископы РПЦ считают себя хозяевами стада, не оставляя места Христу.

Господь чётко определил характер власти в церкви: «Цари господствуют над народами и владеющие ими благодетелями называются. А вы не так: но кто из вас больше, будь как меньший, и начальствующий – как служащий…Я посреди вас, как служащий» (Лк.22: 25, 27). «Если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу. Ибо Я дал вам пример» (Ин. 13, 14). Власть насилия разделяет. Власть любви соединяет.

Положение не обосновало правовую власть епископа. Власть, «проистекающая» из персональной воли человека, не нуждается в обосновании. Своевластие само себя обосновывает. Возникает уникальная система ценностей, в которой власть не имеет обоснования ни в Боге, ни в человеке. В её основу положено своевластие функции, в которую Положение превращает епископа. Неумолимая логика ведёт к одному из двух обоснований своевластия: либо – гуманистической идее сверхчеловека, либо - культу человекобога. В этой системе вполне логично отрицание интересов, прав и свобод христианина. С такой же необходимостью исключена Божественную власть. Власть имеет только один источник и одного собственника. Нечестиво предполагать, что Бог делит власть с епископом. Если признать Положение церковным документом, возникает неувязка. Права и свободы принадлежат епископу. Прочие обязаны исполнять долг.

Положение пренебрегает правосудием, ибо автор пренебрегает человеческим лицом, в котором отражён Лик Христов: «как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф.25, 40). Положение считает более важной задачу навести порядок: «ограждать паству Церкви Божией от ересей, расколов, нестроений и бесчиния, помогать покаянию, исправлению и спасению преступников, имея в мыслях благо святой РПЦ и спасение ближних» ( Присяга судьи).          

Эти глобальные цели не включают заботу о правах, достоинстве и судьбе христианина. Человеком можно пренебречь во имя высоких целей: «лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели весь народ погиб» (Ин.11,50). Иисус приносит в жертву Самого Себя. Каиафа предлагает принести в жертву Иисуса. Результат одинаковый: «Сын Человеческий идёт, как писано о Нём». Но разная мораль: «горе человеку тому, имже Сын Человеческий предается» (Мф.26, 24). Что предпочесть: жертвенность или целесообразность? Лукавая мудрость Каиафы по сей день находит последователей в РПЦ. Христова Церковь является Богочеловеческим организмом. Её нельзя ни обезбожить, ни обесчеловечить.

Comments

( 12 комментариев — Оставить комментарий )
(Удалённый комментарий)
nikolay_zaikov
15 мар, 2013 09:18 (UTC)
Что конкретно надо исправить и как? Как бы вы разделили административную и судебную власть в епископа, какие ограничения его власти необходимы?
adelgeim
15 мар, 2013 15:20 (UTC)
Что конкретно надо исправить и как?
Косметический ремонт недостаточен. В Положении надо менять фундамент, то есть писать заново. Фундаментом должны стать канонические правила, гарантирующие власть церкви, а не частных лиц. Необходимо вернуться к каноническому устройству Соборной Церкви. Напоминая об этом строе, не берусь формировать концепцию. Начальство её не просит и обсуждать не станет.
jan1302
15 мар, 2013 10:27 (UTC)
Лампочка
Можно ли сказать, что епископ - это как лампа, питающаяся от сети и освещающая все. Но источником энергии является все таки аккумулятор. И негоже лампе утверждать, что она дает свет миру?
adelgeim
15 мар, 2013 15:34 (UTC)
Re: Лампочка
В том то и беда, что вместо света Христова епископ предлагает распространять его собственный свет, а этот свет на деле оказывается тьмой (Мф.6, 22-23). Нельзя забывать сьим светом светишь. Ты не источник света, а носитель его, пока связан с Источником. Иначе светить не будешь.
fi1618
15 мар, 2013 13:13 (UTC)
Не по русски звучит
"конкретных собственников судебной власти"
нельзя применять к тому, что нельзя пощупать--нематериальному объекту.
Корректно говорить не о собственниках власти, а об источниках власти и ее узурпаторах
adelgeim
15 мар, 2013 15:24 (UTC)
Re: Не по русски звучит
Суть от этого не меняется: "что в лоб, что по лбу!
Мне кажется несущественной разница в выражениях "приватизация" или "узурпация" власти.
solunanin
16 мар, 2013 10:17 (UTC)
Православны християне, не нарушайте, во первых,
авторских прав Самого Христа!!!
Все эти юридически-бюрократические разборки не имеют смысла, если не получить санкцию на «иметь, владеть, ипользовать» от Первособственника.
Как Первооснователь и Владелец Имени, Христос имеет ПРАВО на то, чтобы, прежде всего, у Него спрашивали разрешения на использование христианскости в качестве бренда, или хотя-бы претенденты следовали завещаниям, зафиксированным в Евангелии:
1. Матф. 16:18: «И Я говорю тебе: ты - Петр и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее».
2. Мф. 18:18: «Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе».
3. Мф. 18:20: «ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них».
4. Иоан. 13:35: "По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою".
Первые два пункта (апостольское преемство) в силу срока давности, после многочисленных расколов и различных симонических сношений с Петром І и Владимиром ІІ архиерейства, для РПЦ неприменимы. Возможность для РПЦ законно принять Имя Христа по п. 3, 4 (соборность), разрушена последими Уставами и практикой социально-общественного поведения.
А то, ведь, неправильно получается - кто первый получил регистрацию в госучреждении от светских властей, тот и Патриарх.
Когда-то был борцом против т. н. «расколов», сейчас же сомневаюсь, был ли прав.
25.02.2003. КИЇВ. В сонме самозванных предстоятелей и патриархов прибыло. Кроме известных "патриарха всей Украины - Руси" Моисея (Олега Кулика), "митрополита всеукраинского" Антония ("Алика Антиквара"), "апостола" Сергея (Журавлева), "патриарха киевского" и всея КГБ Михайла Антонова-Денисенка (Филарета), и ныне покойного "патриарха" Поликарпа Огурцова и т.д., пояявился "Предстоятель Вселенской Православной Церкви Всемирного Патриархата" - "его божественная милость Абатар 1-вый" (Абатар означает: Аве=Божественный, Ба= Отец (батька на укр. яз.) + Тар-аненко (инициалы этого чудилы - Тараненко А. В.). Вот, оказываеться откуда кляті госдеповцы слямзили название популярного фильма!
igumendimitrij
16 мар, 2013 20:33 (UTC)
Что это? Неужели сбылась сталинская мечта? Неужели римский папизм обскакали? Если обскакали, то в чём? В юридической грамотности или в вожделении безграничной власти? Я ничего не утверждаю, только вопрошаю, будучи безмерно изумлён...
adelgeim
17 мар, 2013 11:25 (UTC)
в вожделении безграничной власти?
В каждой епархии есть свой Папа, обладающий неограниченной и неконтролируемой единоличной властью в пределах своей епархии. Это церковная катастрофа. Как раковая опухоль, она ведёт к разложению всего церковного организма. Самое ужасное, что никто ничего уже не может сделать. Онкология не поддаётся лечению -слишком запущена.
(Удалённый комментарий)
fi1618
19 мар, 2013 04:56 (UTC)
Деспот-фараон и Монарх-король разные вещи.
"В монархиях власть имела божественную санкцию. Правитель являлся либо богом, как римский кесарь и египетский фараон, либо помазанником Бога, как библейские цари или византийские и российские самодержцы. Помазание не входит в таинство поставления епископа. Восточная Церковь, в отличие от Западной, не называет епископа наместником или помазанником Бога."
Вы сваливаете воедино, принципиально разные понятия, деспотию и монархию.
В России всегда была и осталась деспотия, по форме монархия но по сути деспотия. Самодержец, это древневосточный деспот, нынешний президент тоже самодержец т.е. не ограниченный ничем деспот.
в У деспотии и монархии, принципиально разные идеи, маленькая цитат из Монтескье:
"законы воспитания должны быть различными для каждого вида правления; в монархиях их - предметом будет честь, в республиках - добродетель, в деспотиях - страх."
История первого Рима, это история перерождения монархии в деспотию, историки делят императорскую эпоху на две части эпоху принципата и эпоху домината. В эпоху принципата еще имел значение сенат, в эпоху домината сенат и другие представительные структуры власти потеряли свое значение и были штамповщиками воли императора, утратили значение и другие институции принципата. Все сгнило и рухнуло 4 сентября 476 года.
В РФ, так называемый парламент, уже никого, кроме Президента-самодержца и группировок в его администрации не представляет, косвенное признание данного факта, это создание, так называемой, общественной палаты. Но ничего путного из этой затеи не вышло и выйти не могло, поскольку та часть, которая назначается федеральным собранием, выбрана из тех, кто является подразделением нынешнего аналога ЦК КПСС—администрации Президента, а другую часть уже официально, в открытую формировала администрация Президента. Если считать, что администрация Президента, это его общественность, то тогда Палата общественная. А получилась, что так называемая общественная палата—это подразделение администрации Президента-самодержца на все 100%.
Судьба Древнего Рима ждет и нынешнюю самодержавно-президенскую РФ, по сути древневосточную деспотию. В РПЦ МП архиерей даже официально называется деспотом. Не думаю, что при таком правлении РПЦ МП и РФ устоят.
Не буду спорить, может быть отец Павел и делает из неверной посылки фактически правильные выводы, но это значит строить дом на песке.
( 12 комментариев — Оставить комментарий )