?

Log in

Previous Entry | Next Entry

  Рассмотрение  дел в церковном суде является закрытым. («Положение о церковном суде РПЦ МП», далее – Положение, п.2 ст.5;). Принцип закрытости суда подтверждает Устав РПЦ: «Разбирательство дел во всех церковных судах закрытое (гл.7, ст. 9).
 
Понятие «закрытый суд» подробнее не раскрывается. Не указаны пределы, до которых распространяется секретность происходящего на судебных заседаниях. Из практики известно, что исключается присутствие в судебном заседании прессы и любых лиц, не являющихся участниками процесса.
     
Если двери заперты, нельзя узнать, что происходит за этими дверями: творится правда Божия или проливаются невидимые миру слёзы?
     
Сомнения вызывает приватизация судебной власти епископом. Ст.3 п.2 Положения отдает епархиальному архиерею «полноту судебной власти» не в пользование, а в собственность, утверждая, что власть епископу «принадлежит».
   
«Определение о епархиальном управлении» от 22.02.1918 г. указывает: «архиерей пользуется, по Божественному полномочию, всй полнотой иерархической власти в делах веро- и нравоучения, священнодействия и пастырского душепопечения». «Пользоваться» и «принадлежать» - разные понятия, влекущие разные последствия: за использование власти епископ несёт ответственность. Если власть епископу принадлежит, ответственность за её применение отсутствует. Христос говорит: «дана мне всякая власть на небе и на земле». Власть «принадлежит» Христу, ибо «Отец всю власть отдал Сыну». Бог не отдавал всю власть епископу, но позволил пользоваться «по Божественному полномочию». Если власть «принадлежит» епископу, он становится похитителем власти. Это нечестивое выражение компрометирует весь церковный документ.
   
Епархиальный архиерей может вынести судебное решение сам или поручить епархиальным судьям. В обоих случаях решение вступает в законную силу, если архиерей утвердит его своей властью.
   
Следует обратить внимание, что архиерей одновременно пользуется всей полнотой исполнительной власти в епархии (Устав РПЦ, гл.10 п.11, 14).
     
Критерии, различающие судебную и исполнительную власть в действиях архиерея, отсутствуют. Правосудие лишено основного условия - независимости суда. Суд отдан в распоряжение исполнительной власти. Зависимость суда от исполнительной власти исключает обжалование его решений в суде. Если решения исполнительной власти не могут быть обжалованы в церковном суде, значит суд не защищает права клириков и мирян в случаях конфликта с исполнительной властью. Суд не обременяет себя задачей правосудия, ограничиваясь узкой задачей «восстанавливать порядок церковной жизни и соблюдать каноны и установления» (Положение, ст.2).
     
Устав РПЦ вводит принцип неравенства христиан перед законом и судом: «Вступившие в законную силу постановления церковных судов, а также их распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие предписания являются обязательными для всех без исключения клириков и мирян» (Устав РПЦ гл.7, ст.8). Только для клириков и мирян обязательны предписания церковного суда. Епископы не включены в число лиц, обязанных признавать решения церковного суда.
      У
став также запрещает клирикам и мирянам обращаться в гражданский суд. На епископов запрет не распространяется (Устав РПЦ, гл.1 ст.9). Возникает полная безответственность епископа в нравственно-правовом поле РПЦ, принципиально противоречащая правилам Вселенской церкви.
     
В апостольских и вселенских правилах весь народ Божий поставлен в равные условия, и епископ первым призван к ответственности. Всякий канон начинается с епископа: «аще епископ, или пресвитер, или диакон, или кто-либо из священного списка…» (Ап.8).
     
Закрытый характер и зависимое положение суда усугубляется отсутствием органа, контролирующего судебную деятельность. Суд не допускает стороны знакомиться с протоколами судебных заседаний, допросов, свидетельских показаний и других материалов дела.
     
Архиерей осуществляет и контролирует судебный процесс, то есть контролирует самого себя. В отсутствие органа, контролирующего соблюдение судом правил судопроизводства, объективная проверка деятельности суда исключена, и единство судебной системы РПЦ, декларированное Положением, не обеспечено (Положение, п.1 ст.4).
   
Положение не предусматривает защитника для обвиняемых, которые не могут себя защитить, ибо не знакомы с особенностями процесса в церковном суде и церковными канонами. Суд выносит решение не в интересах правосудия, а в интересах церкви, которые судьи могут понимать по-разному. (Положение, присяга судьи).
     
Поэтому обвиняемый может быть осужден не за правонарушение, а за неумение доказать свою невиновность в силу собственного бесправия и канонической некомпетентности. В церковном суде действует презумпция виновности. Епархиальный архиерей является не только судьей, но и обвинителем. Он выносит распоряжение о возбуждении дела и передаёт на рассмотрение епархиального суда (Положение, ст.33).
   
Учитывая изложенные условия суда, можно ожидать, что при закрытых дверях каждый, обвиняемый епископом, будет осужден.

Comments

( 8 комментариев — Оставить комментарий )
livejournal
31 мар, 2013 18:21 (UTC)
Закрытость церковного суда.
Пользователь mikha_el сослался на вашу запись в записи «Закрытость церковного суда.» в контексте: [...] Оригинал взят у в Преступный суд. ч. 5. Закрытость церковного суда. [...]
solunanin
1 апр, 2013 02:54 (UTC)
Так ему и надо - мало шоколаду!
Отче, ведь, всем кто в теме и так уже ясно, что пресвитер Павел Адельгейм и бискуп Кирилл (В. Гундяев) исповедуют разные религии. А с правовой кочки зрения – «прав тот у кого больше прав», поскольку бискуп, в отличие от пресвитера, понимает – госдура (конституционный орган имеющий право трактовать закон), протрактует его (как трактор) в пользу «государственной скрепы»-РПЦ, а если нужно, в режиме «бешеного принтера», примет другой, еще лучший.
Людям, как то говорят священные книги Ветхого Завета, не дано логических и математических критериев для «раньше-позже», «ближе-дальше», «конечно-бесконечно». Тем более, для нравстенных, как правильно заметил Кант (и Маркс в придачу) – «порядок-беспорядок» (формализовать различие людям не дано), «любовь-ненависть», наконец, «добра и зла» (равнозначно – «я ворую у соседа, или сосед у меня»). За попытку разобратся в последнем парадоксе, человеческий прародитель был опозорен и наказан. Жил-бы и умирал-бы безответственной обезъяной, руководствуясь только физиологичекими инстинктами - любые отбросы казались бы ему амброзией и продуваемая со всех сторон каменная или земляная пещера – хрустальным дворцом.
А, значит, Каиафа и Гундяев, по-всему правы. Примерно распиная и распиная Христа – грозят пальчиком всем остальным человекам - вот что будет с каждым, который слишком много на себя берет: «А ты кто такой?».
(Удалённый комментарий)
fi1618
1 апр, 2013 15:10 (UTC)
Все намного хуже.
Здесь не делается разницы между "гражданским" процессом, когда строны равны спорят между собой и архиерею в общем то все равно, кто прав, а кто виноват, и процессом, по которому надо вводить новый термин, скажем так, деликтным процессом, когда клирик совершает какое либо церковное правонарушение (церковный деликт) и архирей его обвиняет в нем, поручая исследование обстоятельств и избрание наказания суду.
Аналогом первого является гражданский процесс, аналогами второго, уголовный и административный процесс.
Ситуация усугубляется тем, что процесс носит не обвинительный, а розыскной характер. Т.е. судьи сами выискивают нарушения, сами и судят по найденному, для полной аналогии со святой инквизицией не хватает только дыбы.
И получается, что судьи как бесы на мытарствах, стремяться в чем нибудь уловить клирика.
Дальше нашли что поставить в лыко клирику, но несмотря на утверждение в Киеве перечня церковных правонарушений, известен только перечень глав церковных правонарушений их состав не опубликован, а скорее всего попросту отсутствует, санкции тоже неизвестны.
Поэтому суд будет вынужден сам творить составы правонарушений и придумывать санкции за них.
Так что это даже не розыскной процесс, куда там святой инквизиции до нынешнего суда, там хоть были установлены составы правонарушений и санкции, а здесь сам суд законодатель.
Аналогов сотворенного РПЦ МП процесса нет в истории права, никогда суду не предоставлялись функции законодателя. Наверное более менее приблизительным аналогом это суда, можно назвать суд линча (суд толпы), правда без повешения. Поэтому, пока не будет отработана серия прецедентов в ОЦС, будет твориться расправа с неугодными по принципу, что хочу, то и ворочу.
adelgeim
1 апр, 2013 16:05 (UTC)
Re: Все намного хуже.
Спасибо за анализ. Но как быть со смешением двух аналогов:процесса гражданского с уголовным. Они не совместимы по существу. Для каждого существует отдельный кодекс. Для одного УК и УПК, для другого -ГК и ГПК. Возможно ли смешать все четыре кодекса вместе, и что из этого может получиться? Это смешение предлагает суд, действующий в РПЦ. Безвыходная ситуация еще и в объединении в одном суде всех трех властей кроме контролирующей: исполнительной, судебной и законодательной, возникающем в силу недоработок и наложений кодексов.
fi1618
2 апр, 2013 07:02 (UTC)
Re: Бритва Хенлона
"Никогда не приписывайте злому умыслу то, что вполне можно объяснить глупостью."
Сдается, что разработчик сего Положения о церковном судопроизводстве, как минимум, профессор--жертва собственного невежества. До недавнего времени, я не знал, что учебных заведениях РПЦ МП советских времен, было запрещено преподавать общеобразовательные предметы, а только специальные богословские. Сей профессор—богослов, вероятно, считает себя в богословии, равным Гауссу в математике, который является автором изречения: «Математика царица наук, а арифметика царица математики» и пребывает в заблуждении, что богословие--царица наук, а вышестоящий архиерей—царь богословия.
Вот и взялся профессор за сочинение Положения, а получилось, как у дедушки Крылова:
Беда, коль пироги начнет печи сапожник,
А сапоги тачать пирожник.
А вообще, ситуация напоминает советскую антирелигиозную пропаганду, с рассказами про темных безграмотных попов. В настоящий момент, дело перешло в надежные руки, антирелигиозной пропагандой занялась сама первенствующая конфессия.
fi1618
3 апр, 2013 02:53 (UTC)
Re: Всего никто не знает
Увы, я ошибся в утверждении, что такого суда как в РПЦ МП, который судит не руководствуясь материальными законами, не было в истории, ответ я нашел у любимого мною Монтесткье:
"Большим недостатком Спартанской республики было то, что эфоры судили там произвольно, не руководствуясь никакими законами. В Риме первые консулы судили, как эфоры; неудобства этого суда вскоре стали очевидными, и были созданы определенные законы.
В деспотических государствах нет закона: там сам судья - закон."
Эфоры--это спартанские судьи
ext_1694581
2 апр, 2013 09:52 (UTC)
Благословите, отец Павел. Я - священник Федор Куренков Из Березников. Помните меня? Читаю регулярно все ваши публикации. Раньше я недоумевал, глядя на Ваше упорство в тяжбе с этим монстром - РПЦ. Не знаю, как для кого, а для меня совершенно ясно, что Вы потерпите в конечном счете фиаско. В том смысле, что реальных, позитивных переломов Вам не добиться. Наверное, Вы это и сами понимаете, и если это так, то тем больше Ваша заслуга. Вы, осмелились предать гласности всю полноту преступлений этой Cosa nostra. Иначе уже сказать не могу. Вы помните, что я сказал по поводу Вашей книги "Догмат о церкви"? Что ее нужно распространять бесплатно во всех приходах , и заставить прочитать каждого попа. Теперь я думаю, что это было бы лишним. Я не переоценил Вашу книгу, нет. Я слишком переоценил поповский клан. Сам я не служу уже 7 лет. И к великому сожалению - даже пока не вижу возможностей для возвращения. И каждая Ваша публикация все более убеждает меня в том, что возвращаться пока некуда. Будем ждать воли Божьей. Надежда на то, что деспотия не может долго существовать, и "царство разделившееся в себе - не устоит". Бог в помощь.
( 8 комментариев — Оставить комментарий )