?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Чувства, которые переживаем, не следует путать с мыслями, которые формируют наше сознание и из него следуют. Чувства действительны и естественны, а мысли верны или ошибочны. Каждый переживает чувство справедливости. Нас огорчает упрёк или оскорбление. Печалит, когда не оплатили наш труд, не оценили приложенные усилия, не ответили вниманием на заботу. Чужое переживание не бывает ни истинным, ни ложным, и заслуживает сочувствия. Другое дело, понимание, когда наши впечатления и чувства осознаются, возводятся на уровень проблемы и приобретают определённое содержание. С этого момента понимание становится истинным или ложным. Естественное чувство справедливости приходится отличать от верного или ошибочного понимания справедливости.
Для одних понятие справедливости включает месть, признаёт законным чувство мести, находит для него теоретическое обоснование и практическое применение. Если некто меня ударил, следует дать сдачи, иначе безнаказанность разбудит в нём звериный инстинкт насилия. Дети нередко обижают слабых и беззащитных, желая самоутвердиться. То же случается в армии, в тюрьме, в любом человеческом стаде, где отношения строятся на праве сильного. Возникает коллизия между чувством справедливости, очеловечивающим общество и звериным инстинктом насилия. Как лава из вулкана, вырываются на поверхность бытия пламена низменных страстей: самоутверждение, жажда власти и насилия, возмущение, нетерпимость и гнев.
Иные полагают справедливым сострадание твари и сочувствие человеку, требующие самоограничения. Такой взгляд выражен в аскетизме, который значим не только у христиан. Нехристианский Восток, буддизм и проч. пропитался идеей непротивления злу насилием, милости и сострадания. «Что есть сердце милующее?» Преп. Исаак Сирский объясняет: «возгорение сердца у человека о всём творении, о человеках, о птицах, о животных, о демонах и о всей твари. При воспоминании о них и при воззрении на них, очи у человека источают слёзы. От великой и сильной жалости, объемлющей сердце, и от великого терпения умиляется сердце его, и не может оно вынести, или слышать, или видеть какого-либо вреда, или малой печали, претерпеваемых тварью. А посему, и о бессловесных, и о врагах истины, и о делающих ему вред, ежечасно со слезами приносит молитву, чтобы сохранились и были помилованы; а также о естестве пресмыкающихся молится с великой жалостью, какая без меры возбуждается в его сердце до уподобления в сем Богу» (И. Сирский, М.1854; Слово подвижнническое 48; с.254).
Христианину следует найти чёткое определение для понятия справедливости, чтобы не смешать его ни с милостью, ни с насилием. Такое замечательное по своей ясности определение даёт в Евангелии Христос Спаситель: «Итак, во всём, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так вы поступайте с ними; ибо в этом закон и пророки» (Мф.7,12; Лк.6,31).
Заповеданный Христом принцип справедливости требует от человека активности. Не принять навязанную позицию, но предложить доброжелательность, как норму взаимоотношений, увлекающую к уступкам, жертве, в конечном итоге, к милости. В таком контексте мы находим этот принцип в Евангелии от Луки. Контекст помогает понять, что справедливость является гранью между законом и любовью. Юстиция переводится именно этими двумя словами: справедливость и законность. Это та грань, за которой иссякла любовь. Справедливость является нижним пределом любви.
Совершенство любви являет самопожертвование: «Нет больше той любви, как если кто положит душу за други своя» (Ин.15,13). Христос указывает совершенство в любви Пастыря: «Пастырь добрый полагает жизнь свою за овец» (Ин.10,11). Лестница к совершенной любви начинается с принципа справедливости: возлюби ближнего как себя; поступай с ним, как хочешь, чтобы с тобой поступали. К любви ведут ступени доверия, прощения, терпения, примирения. Уступая своё другому, будешь расти до того предела, когда принесёшь ему в жертву самого себя. Это вершина любви. А основание любви полагает справедливость. Ниже справедливости любовь подменяется правом. Но право не имеет корней в церкви. Церковь пользуется правом, но корни его живут за её пределами. Право получает значение в церкви, когда оскудевает любовь. «Милости хочу, а не жертвы» (Ос.6,6; Мф.9,13; 12,7).

Comments

( 19 комментариев — Оставить комментарий )
revoltp
18 мар, 2010 18:02 (UTC)
"как ХОТИТЕ, чтобы с вами поступали люди, так вы поступайте с ними" -это по-моему скорее закон любви.

вот как с вами поступают люди, так вы поступайте с ними; - уже справедливость скорее.

Ибо давно изамечено: каждый хочет, чтобы к нему относились по-евангельски.
adelgeim
19 мар, 2010 12:47 (UTC)
"как ХОТИТЕ, чтобы с вами поступали
"как ХОТИТЕ, чтобы с вами поступали" - Это принцип справедливости и основа любви, а Принцип: "как с вами поступают, так вы поступайте",-
это закон мести.
revoltp
19 мар, 2010 14:12 (UTC)
Re: "как ХОТИТЕ, чтобы с вами поступали
Не обязательно же мести. Благодарность например из него тоже следует.
А есть ли справедливость без возмездия?

adelgeim
19 мар, 2010 18:43 (UTC)
Справедливость требует возмездия,
Благодарность и возмездие из справедливости следуют по определению, Христос явил насилие, выгнав торжников из храма и радовался благодарности, принесённой Ему одним из очистившихся от проказы.
revoltp
19 мар, 2010 19:06 (UTC)
Re: Справедливость требует возмездия,
С этим трудно не согласиться.
triponaciy
18 мар, 2010 18:35 (UTC)
В целом- согласен. пересекается с афанасьевскими, и не только, выводами.
НО, если кратко:
"Чувства действительны и естественны.."
- Всегда ли? Есть чувства. продиктованные деструктивным в нас...

"Возникает коллизия между чувством справедливости, очеловечивающим общество и звериным инстинктом насилия.."
- А, почему чувство справедливости не инстинкт? Доказано, что оно есть и у животных.

adelgeim
19 мар, 2010 13:00 (UTC)
Есть чувства. продиктованные деструктивным
Такие чувства тоже действительны и естественны, но бывают нечисты, безнравственны и т.д. Сомневаюсь, что животные поступают справедливо, особенно если определять справедливость в двух указанных аспектах: как чувство, и как понимание. Думаю, что справедливость является сложным переживанием, сочетающим несколько чувств, выпестованных человеческой культурой.
triponaciy
19 мар, 2010 14:50 (UTC)
Re: Есть чувства. продиктованные деструктивным
Я думаю, всё , что есть в человеке, есть и в животных, на более низком уровне. Как хорошее, так и плохое, монжо назвать это инстинктами.
Многие животные живут стаями по принципу взаимовыручки(это ещё Крапоткин по своим сибирским исследованиям описывал), современные опыты доказали, что животные обижаются, когда их обманывают, значит чувство справедливости (инстинкт?) в какой-то степени у них есть.
А в "зверином инстинкте насилия" человек, увы, животных так же превзошёл...
Тут много тем сразу возникает, чтоб окончательно не уйти в "оффтоп"
возвращаюсь к закону и справедливости.

Анархисты, например, жизнь "по понятиям"(не по уголовным, разумеется, а именно по чувству справедливости) ставят выше, чем жизнь по закону ,сиречь по римскому праву.

И вот тут мы подходим к интересному вопросу: каноническое право ближе к римскому или к суду "по справедливости"?
adelgeim
19 мар, 2010 19:02 (UTC)
каноническое право ближе к римскому или справедливост
В основу канонического права положены принципы римского права. Европейское правосознание воспитано так же на принципах римского права. Дух и буква церковного судопроизводства 2008г противополагаются как римскому, так и каноническому праву. Там вовсе нет единого правового поля, и действует Оруелское "все животные равны, но..."
triponaciy
19 мар, 2010 21:29 (UTC)
Re: каноническое право ближе к римскому или справедливо
По поводу судопроизводства о8 тяжело не согласиться, к сожалению.

Но ведь с канонами как получается: многие каноны устарели и не выполняются нигде и уже очень давно(например, о запрете перевода епископов на др. кафедры), тем ни менее. многие "экзотические" каноны применяются , если надо запретить неугодного клирика. Если исходить из понятий римского права, и принимать каноны, не как ориентир, связанный с конкретной ситуацией в конкретной исторической обстановке, а как непреложный закон, то можно запретить любого клирика, любого епископа низвергнуть и т.д.
Так как же отлечить "действенные" необходимые каноны. от устаревших, но не отменённых, по категориям римского права?
fi1618
18 мар, 2010 19:14 (UTC)
Справедливость? Нет, только вместе "Справедливость и М
Справедливость?
И дал я повеление судьям вашим в то время, говоря: выслушивайте братьев ваших и судите справедливо, как брата с братом, так и пришельца его;
(Втор.1:16)
Не делайте неправды на суде; не будь лицеприятен к нищему и не угождай лицу великого; по правде суди ближнего твоего.
(Лев.19:15)
Давайте суд бедному и сироте; угнетенному и нищему оказывайте справедливость;
(Пс.81:3)
5 Злые люди не разумеют справедливости, а ищущие Господа разумеют все.
(Прит.28:5)
Они же, придя, говорят Ему: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице, но истинно пути Божию учишь. Позволительно ли давать подать кесарю или нет? давать ли нам или не давать?
(Мар.12:14)
и мы [осуждены] справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал.
(Лук.23:41)

Справедливость, как следует из приведенных цитат, это нелицеприятное следование предписаниям закона.
Таким образом, несправедливый суд, вообще то, судом и не является, ни по библейски, ни по светски, это всего лишь орган расправы волка над ягненком.
Из цитаты приведенной Вами вовсе не прослеживается понятие справедливости: «Такое замечательное по своей ясности определение даёт в Евангелии Христос Спаситель: «Итак, во всём, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так вы поступайте с ними; ибо в этом закон и пророки» (Мф.7,12; Лк.6,31).» Это всего лишь перенос отношения к себе любимому, на окружающих.
«Юстиция переводится именно этими двумя словами: справедливость и законность.»--не так! Справедливость и законность, это одно и тоже. Законность—это строгое и неуклонное соблюдение предписаний закона, но и справедливость это нелицеприятное следование закону.
Но эта справедливость ужасна, она пожрет всех:
«… - ибо нет человека, который не согрешил бы, …
(2Пар.6:36)
Если Ты, Господи, будешь замечать беззакония, - Господи! кто устоит?
(Пс.129:3)
Если говорим, что мы не согрешили, то представляем Его лживым, и слова Его нет в нас.
(1Иоан.1:10)»
Милосердие!
Поэтому справедливость в реальном мире невозможна без милосердия:
«Но у Тебя прощение, да благоговеют пред Тобою.
(Пс.129:4)
итак, когда он возопиет ко Мне, Я услышу, ибо Я милосерд.
(Исх.22:27)
Но Ты Бог, любящий прощать, благий и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый, и Ты не оставил их.
(Неем.9:17)
Но когда, в тесное для них время, они взывали к Тебе, Ты выслушивал их с небес и, по великому милосердию Твоему, давал им спасителей, и они спасали их от рук врагов их.
(Неем.9:27)»
Так и если люди станут знать о беззакониях друг друга, то будет поистине воплощение антиутопии «1984», к которой, вооружась компьютерами, Россия поспешает семимильными шагами.
Я не спорю с принципом, переноса отношения к себе на окружающих, но к справедливости и законности это не имеет отношения.
adelgeim
19 мар, 2010 13:20 (UTC)
вместе "Справедливость и Милость"
Это верно в отношении суда: "Суд без милости не сотворшему милости".
Юстиция переводится двумя словами: "справедливость" и "законность", см."Словарь иностр. слов". Справедливость шире по объёму. Законность уже, и зависит от степени совершенства закона, который выражает.
Мой текст различает справедливость от милости - с одной стороны, и мести - с другой, в которые она легко соскальзывает.
fi1618
19 мар, 2010 17:06 (UTC)
Re: вместе "Справедливость и Милость"
"Справедливость шире по объёму. Законность уже, и зависит от степени совершенства закона, который выражает."
Если исходить из понятия несправедливого, неправового закона, то справедливость и законность отличаются в меру "справедливости самого закона". Но, в идеале, это одно и тоже, что, я, собственно, и имел ввиду.
Поскольку, сам по себе Закон, существует в конституционном поле и нельзя его применять в отрыве от конституции. Этими делами занимались советские суды, осуждая за антисоветскую агитацию, при провозглашенной свободе слова в конституции.
А современные демократические суды, приговоры подпирают собственным "правосознанием", на полную катушку, используя свободу оценки доказательств--дискреционные полномочия, в основном, в сторону гособвинения и получается «басманное правосудие».
Но, это не вопросы, подлежащие обсуждению в этом форуме.
Что касается ссылки на словарь, то, в серьезных случаях, ссылки на него, можно только взять за основу, поскольку словари пишутся в популярной форме и автор, пытается соединить доступность с существом дела, не всегда удачно.
adelgeim
19 мар, 2010 19:15 (UTC)
Конституционное поле
Интересная и конструктивная мысль, что закон существует в конституционном поле.
tivi_2
18 мар, 2010 21:18 (UTC)
Спасибо! Да, справедливость - нижний предел, основание, фундамент любви. Любовь - это не то, что "вместо справедливости", но то, что еще выше.
adelgeim
19 мар, 2010 13:23 (UTC)
Любовь - то, что справедливости выше.
совершенно согласен с Вами.
k4romanolga
19 мар, 2010 21:23 (UTC)
Оппозиция чувств и мыслей несколько искусственна; если и различать эти грани дара восприятия жизни человеком, то отдавать первенство чувствам оснований нет. В мышлении, выводя его из падшей одномерности, может принимать участие очищенное, облагодатствованное сердце. Включенность сердца в мировосприятие, его способность и предназначенность различать и направлять находятся среди аксиом самосознания человека.

(«Сердце» упоминается в Ветхом Завете 851 раз: Аверинцев С. Христианство в ХХ веке. Собрание сочинений / Под ред. Н.П.Аверинцевой и К.Б.Сигова. София – Логос. Словарь. – К.: ДУХ І ЛІТЕРА. 2006, статья «Философская антропология», с. 463.

Во вступлении к книге переводов посланий Антония Великого Дервас Дж. Читти пишет: «Разные переводы напоминают нам о том, что в коптском одно и то же слово должно было обозначать и ум (греч. nous), и сердце». (Антоний Великий. Послания святого Антония Великого. - Единецко-Бричанская Епархия, 2002. Перевод по изданию: The letters of saint Antony the Great. Translated by Derwas J. Chitty, D. D. Foreword by Bishop Kallistos of Diokleia. SLG Press Convent of the Incarnation. Fairacres Oxford Eighth Impession 1995;

подробнее о мышлении умом-сердцем см.: http://k4romanolga.livejournal.com/1157.html.)

Вспомним, как:

«Некогда собрались старцы к св. Антонию Великому и с вечера до утра рассуждали о разных духовных предметах, – и особенно о том, какая добродетель больше всех, которая могла бы сохранять нас неуловимыми для сетей обольщения дьявольского, и прямым путем вести на верх совершенства. Предлагались разные мнения: одни выставляли пост и бдение; другие – нестяжательность и презрение всех вещей; иные – отшельничество, или удаление в пустынь; иные – человеколюбие. Когда таким образом все высказались, стал говорить блаж. Антоний. «Всё сказанное вами спасительно и необходимо для ищущих Бога и желающих придти к Нему. Но дать первенство какой-либо из указанных вами добродетелей не позволяют опыты падения преуспевавших в них. Ибо и отличавшиеся строгими постами и бдениями, и пребывавшие неисходно в пустынном уединении, и доходившие до крайней степени нестяжательности, и щедрые милостыно-давцы попадались в сети врага и падали. И причина этому, думаю, не другая какая была, как недостаток рассудительности. Ибо она научает человека идти царским путем, избегая опасных крайностей: в отношении к пощению, например, она не допускает ни до чрезмерного изнурения тела, ни до поблажек ему. В Евангелии она называется оком и светильником души: светильник телу, говорит Господь, есть око: аще убо будет око твое просто, все тело твое светло будет: аще ли око твое лукаво будет, все тело твое темно будет (Мф. 6, 22, 23). Как свет всё освещает и око всё видит, так и она, все помышления и дела человека пересматривая и обсуждая, выясняет и определяет, что дóлжно делать, как и от чего следует удержаться. Когда же у кого не достаёт такой рассудительности, тогда делá его и помышления, не будучи строго обсуждаемы, текут, как течется, и тут враг успевает подставить ему кажущееся добро вместо истинного, и, прикрывая им ров или сеть, ввергает в них, и погубляет его».

Текст по изданию «Добротолюбие в русском пер. свт. Феофана, Затворника Вышенского, дополненное» (том 2-ой, новорусская редакция), изданному в типографии И. Ефимова (М., 1895). Приводимая глава извлечена из Собеседований Св. Иоанна Кассиана: собеседование II, гл.2
k4romanolga
19 мар, 2010 21:24 (UTC)
“Другие — это ад”; так правду ада
ад исповедал.
Ум, пойми: в другом,
во всяком, кто — другой, во всяком, кто —
не я, меня встречает непреложно
Единый и Единственный — услышь,
Израиль! — и отходит вновь и вновь
к Его единству, и превыше всех
обособлений, разделений — то,
что отдано другому: хлеб — и камень,
любовь — и нелюбовь. И пусть их тьмы
неисчислимые и толпы, этих
других; и пусть земному чувству близость
есть теснота, и мука тесноты, —
Себя отречься Он не может: другу —
и Друг, и Дружество; для нелюбви —
воистину Другой. Любовь сама —
неотразимый, нестерпимый огнь,
томящий преисподнюю. Затвор
блаженной неразлучности — геенне
есть теснота, и мука тесноты.
Другой — иль Друг; любой — или Любимый;
враг — или Бог.
Не может Бог не быть,
и всё в огне Его любви, и огнь
один для всех; но аду Бог есть ад.

С. Аверинцев http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Literat/aver/br_sem.php

Согласно учению великого аскета и богослова 14 века св. Григория Паламы, абсолютно трансцендентная Сущность (oѓusia) Бога имеет несотворенные Энергии (¤nergeiai), пронизывающие Его творение, конкретно в этом творении присутствующие. При этом, добавляет св. Григорий самый важный пункт своего учения, Энергии, как и Сущность, божественны, резко разнясь этой своей неумаленной и неумоляемой божественностью от иссякания эманации в любой субординационистской системе неоплатонического типа; мало того, само различие Сущности и Энергий, чрезвычайно важное для нашего ума, по паламистскому учению, собственно, и не существует.
Доктрина паламизма откровенно «противоречива»: Сущность и Энергии различны для нашего ума, но вне его перестают быть различны; Энергии имманентны, ибо способствуют деификации (обожению) твари, но и трансцендентны, поскольку сами остаются нетварными и т.п.. Объяснить такой парадокс гораздо труднее, чем выстроить рассудочно-идеалистическое противопостовление нематериальных реальностей материальным; в данном случае есть особые основания боятся коварства языка, по необходимости обозначающего мистические денотаты при помощи имен, омонимических по отношению к словам обиходным и житейским.
Заметим также, что есть основания предполагать, что предмет, не укладываясь целиком в рамки человеческого рассуждения, в виду таких своих особенностей может иногда и выражать себя в формулах, внешне друг другу противоречащих и притом равно ортодоксальных.

Аверинцев С. Софиология и мариология. Собрание сочинений / Под ред. Н.П.Аверинцевой и К.Б.Сигова. София – Логос. Словарь. – К.: ДУХ І ЛІТЕРА. 2006. – стр.596, 602

В мире, где фактом есть нелюбовь (Другой) при безусловной заданности любви (Друга), не соотносится ли правда Божия и право в некотором смысле как Сущность и Энергия?
k4romanolga
10 апр, 2010 20:42 (UTC)
«Когда не разум властвует нами, властвует чувственность, а чувственность не свободна от власти греха, который, через удовольствия, побуждает нас жалеть свою плоть. … Как ум обуздывая страсти, делает чувства наши орудиями добродетели, так и страсти, подчиняя себе наш ум, побуждают чувства наши ко злу». (св. Максим Исповедник)
с.260

Ум человека руководит его жизнью, сам будучи ведомым к правде через чистоту сердца. Любящий Бога всем разумом своим «не сообразуется с веком сим», но познает, «что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная» (Рим 12:2). Следуя словам ап. Павла такой человек «имеет ум Христов» (1 Кор. 2:16).
с.271

[словами «и не введи нас во искушение»] Мы молим об освобождении от обмана и суеты наших умов и сердец…
с.286-287

«… молитва очищает и делает мощным к борьбе ум, который создан молиться и воевать с демонами в защиту всех сил души». (Евагрий Понтийский)
с.291-292

Хопко Ф., проф. Основы Православия. – М., 2006, с.336
( 19 комментариев — Оставить комментарий )