?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

07. 09 день светлой памяти Митрополита Леонида Полякова.
После освобождения из лагеря меня полгода не принимали на службу. Архиеп.Варфаломей, правящий Ташкентской епархией и секретарь прот. Фёдор Семененко, приняли участие в моей судьбе. Они дали адреса знакомых архиереев и рекомендательные письма к ним. Объехав десяток епархий, я везде встречал доброе отношение и категорический отказ. Всё упиралось в уполномоченного по делам религий при СМ СССР в соответствующей области. Посетив Лубянку, я получил «направление» обратно в Ташкент. Владыка радушно встретил меня и назначил в Фергану. Уполномоченный Рахимов встретил меня не радушно, и с первых дней мне пришлось перейти на осадное положение. Два года приход защищал меня, я защищал приход, нас поддерживал архиерей, как мог, но силы были неравными: против нас были уполномоченный и КГБ. Архиерей вынужден был меня перевести.
В это время я унывал, и, вдруг, получил приглашение от митр. Леонида Полякова из Риги. Владыка писал, что уполномоченный дважды отказывался принять меня, вдруг, согласился направить в Алуксне. Это бывший город Мариенбург, где родилась императрица Екатерина Первая. Приглашение обрадовало всю семью и наполнило надеждами.
Мы приехали в Ригу втроём с младшими сыном и дочерью. Владыка принял нас в Рижском монастыре, пригласил разделить его трапезу. За обедом мы вспоминали общих знакомых, я рассказывал о Ферганских событиях и жизни Ташкентской епархии. В рижском соборе я впервые услышал чтение Апостола на русском языке. Владыка объяснил, что апостольские послания требуют большого напряжения для понимания на русском языке, а на славянском становятся совсем непонятными для слушателей: «Мы читаем Священное Писание, чтобы понимать, любить и исполнять Слово Божие». У чтеца была хорошая дикция, читал он не спеша и внятно.
Как-то Владыка пригласил меня на свою дачу в Дубулты. Мы поехали на службу всей семьёй вместе с Надеждой Александровной Павлович. Владыка пригласил меня на богослужение. После Литургии мы все вместе пили чай у него в доме. У нас оказалось много общих знакомых, друзей и наставников. Владыка был в дружеских отношениях с Надеждой Александровной. Мы тоже встречались с ней прежде и переписывались. В Юрмале она проводила лето, снимая крошечную комнатку. В доме Владыки пили чай и беседовали. Надежда Александровна делилась воспоминания об о. Никоне и о. Нектарии Оптинских, тепло вспоминали Мечёвых, о.Бориса Холчева их Маросейских чад. Говорили о Блоке, его творчестве и жизни. Надежда Александровна читала свои стихи об Оптиной, об о.Никоне. Однажды Вера вернулась из Москвы, и мы обсуждали результаты обследования. Владыка высказал мнение, что у неё тромбофлебит верхних конечностей, редкое заболевание. Он был по образованию врач и, по-видимому, талантливый, ибо диагноз подтвердился.
Посылая меня в Алуксне, Владыка рассказал, что приход дружный. Они сами построили вместительный дом для священника с семьёй, и вручил мне значительные деньги для ремонта храма. Дом был действительно вместительный, с мансардой, новый, но потребовал ремонта. Стройматериалы оказались некачественными, и пришлось перестилать полы.
В первый же день я рискнул прыгать по комнате без костылей, и пол подо мной провалился. Доски были трухлявые. Всё лето ушло на косметический ремонт храма. Это был большой, высокий и красивый храм. Только священники в приходе почему-то не держались. Владыка просил меня служить частично на латышском языке. Мне понравилось предложение, и я с жаром начал овладевать чтением Евангелия и служебника по-латышски.
Кажется, с латышским языком я переборщил. Владыка сказал мне с улыбкой: «Жалуются на тебя, что много по-латышски служишь. Говорят, что Вы Владыко, нам латыша прислали? Мы ничего не понимаем, у нас в приходе одни русские». В Риге я бывал часто вместе с Верой и детьми. В монастыре нас всегда привечали, кормили и поили. К чаю почти всегда приходил Владыка.
Однажды Владыка посетил меня на приходе в Алуксне. Приехал без предупреждения. Вдруг, останавливается перед домом «Волга» и из неё выходит архиерей. Вера увидела его в окошко и бросилась заталкивать в ванную комнату собаку. У нас жил огромный Ньюфаундленд. Увидев тщетные старанья Веры, Владыка сказал: «Ну что Вы делаете? Куда же Вы заталкиваете такую красавицу? Оставьте её». Кара, так звали собаку, с благодарностью повернулась к нему, поставила обе лапы на плечи и лизнула его. Потом мы пили чай, беседовали. Владыка захотел осмотреть храм. Он внимательно осмотрел св. Престол, посмотрел как хранятся св.Дары в Дарохранительнице, посмотрел Антиминс и Дароносицу, поглядел на облачения в Ризнице. Из храма мы вернулись в дом.
Владыка сказал, что собирается посетить ещё два прихода, и я захотел проводить его на своём Запорожце. Это оказалось нелёгким предприятием. Запорожцу было трудно угнаться за Волгой по извилистой грунтовой дороге. Волга поднимала за собой клубы пыли.
Благодаря Запорожцу, у меня была возможность обслуживать ещё несколько приходов. Священников было недостаточно. Владыка посылал меня в Виляку и Вентспилс.
Мой переход в Псковскую епархию огорчил Владыку, но он без возражений подписал увольнительную грамоту, признав мои объяснения. Конечно, я понимал его трудности с нехваткой священников, и было тяжело огорчать его. Я приготовил финансовый отчёт за те деньги, которые получил на ремонта храма. Владыка сказал: «Оставь эти деньги. Не нужно возвращать. Они тебе пригодятся». Это была огромная помощь с его стороны.
Эти деньги позволили мне приобрести дом и осесть в Пскове. Впервые я живу в собственном доме. Дом, в котором я живу, останется светлой памятью об архиерее, так щедро послужившему мне в жизни.

Comments

( 49 комментариев — Оставить комментарий )
anna_prosto_tak
15 сент, 2010 17:25 (UTC)
Спасибо, очень интересно.
la_r_issa
15 сент, 2010 17:44 (UTC)
Спасибо.
sergey_nikol
15 сент, 2010 18:45 (UTC)
Да, хорошим человеком оказался владыка. С такими всегда легко, просто и понятно. Даже чтение Апостола на понятном языке оказывается нужно "чтобы понимать, любить и исполнять Слово Божие". Всё просто и ясно, но почему-то это трудно понять другим владыкам, где Слово Божие читается на славянском.
Батюшка, зачем же Вы перешли от него в Псковскую епархию ?
alinaspb
15 сент, 2010 19:41 (UTC)
вот и я о том же подумала...
adelgeim
15 сент, 2010 20:47 (UTC)
зачем Вы перешли в Псковскую епархию ?
Отсутствие ж/д транспорта, проблема протезов, т.е.технические причины, которые в моём безногом положении оказались непреодолимыми. С другой стороны, м.б всё сложилось промыслительно
Бог избавил меня от опасности попасть под начало нынешеего митр.Александра Кудряшова, который вскоре заменил Владыку Леонида.
"и была бо последняя ему горше первыя".
lussiliberts
15 сент, 2010 19:01 (UTC)
Светлая память... +
alinaspb
15 сент, 2010 19:43 (UTC)
Вечная память Владыке+
Спасибо за рассказ, те времена словно оживают. Очень интересно!
kalakazo
15 сент, 2010 20:50 (UTC)
Мне запомнилось, как лн служил в белых перчатках.
Вечная, преосвященному Леониду, память...
opiano
18 сент, 2010 09:02 (UTC)
вопрос
Как понять "служил в белых перчатках"? Почему?
kalakazo
18 сент, 2010 10:47 (UTC)
Re: вопрос
Старая, отмершая уже, богослужебная традиция католического епископата...
elena_n_s
16 сент, 2010 05:59 (UTC)
Помню его. Мне было лет 17. В пустыньке у отца Тавриона. Архиепископ там скромно гостил, ходил в подряснике, с отцом Таврионом держался как младший со старшим, на службах никак не выявлял своего архиерейства, они одновременно исповедовали, затем вместе служили, проповедь говорил только отец Таврион. В дневное время архиепископа можно было спокойно увидеть на территории, подойти, поговорить. Со всеми был приветлив. Я думала тогда, что все архиереи такие, так и должно быть. Когда мама год спустя вернулась из Риги с восторгом о владыке, я сказала: да что ж такого, вот отец Таврион!..
Митрополитом он стал год-другой спустя.
Только сейчас понимаешь, какая это было высота.
adelgeim
16 сент, 2010 08:31 (UTC)
какая это было высота
Все архиереи, с которыми довелось встречаться до 90-х годов были такими. Как же трудно понять, что теперь они совсем другие. В моё сознание это до сих пор не вписывается, поэтому я не могу найти с ними общего языка. А мне объясняют, что дело в недостатке смирения.
(Удалённый комментарий)
belokrylaya
26 сент, 2010 21:11 (UTC)
*Посетив Лубянку, я получил «направление» обратно в Ташкент.*

Как раз обратила внимание на это место в Вашей книге (с.203):
"- Все в этом — досадное недоразумение. Епископ Вас не по-
нял. Мы не можем вмешиваться. Я не могу взять трубку и по-
звонить. Поезжайте в Ташкент, еще раз попросите епископа.
Объясните все вот как мне сейчас. Он добрый человек. Он, ко-
нечно, поймет и поможет.
— А не придется мне вторично приезжать сюда? [на Лубянку]
— Думаю, что не придется".

1) Получается, что вмешались, раз решение вопроса сдвинулось с места?
2) Почему согласились, ведь могли бы отказывать и "футболить" по кругу и дальше - смысл направлять на приход, тем более, зная Ваши "неподходящие" настроения?
adelgeim
28 сент, 2010 06:57 (UTC)
вмешались, раз решение вопроса сдвинулось с места?
1. Конечно вмешались, и дали указание уполномоченному(или КГБ) не препятствовать назначению на приход, причём "хороший" приход.
2. Незаконность моего осуждения прозвучала на страницах иностранной прессы. Это было неприятно, а продолжать преследования и давать почву для негативной информации не в интересах Лубянки. Забота об имидже всегда была нервом пропаганды. Уполном. Рахимов напрасно затеял всю возню, это было по началу от самоуверенности, а постепенно выросло в противостояние, он ведь тоже пострадал. Тоже самое, что теперь получилось у Евсевия: все проблемы порождены из "ничего" пустым его самолюбием.
( 49 комментариев — Оставить комментарий )