?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Сегодня мы собрались вокруг Креста вспомнить тот страшный день, который вбит, как гвоздь, в начало христианской эры. Тогда Крест окружала толпа гораздо более многочисленная. В ней были друзья, в ней были враги, а более всего было любопытных. Но вскоре любопытные в ужасе рассеялись. Их испугали грозные явления природы: солнце померкло, земля содрогнулась, камни раскололись и мертвые поднялись из гробов. Народ бежал с Голгофы в страхе. «И весь народ, сошедшийся на это зрелище, видя происходящее, возвращался, ударяя себя в грудь» (Лк. 23, 48).
Не все могли убежать от Креста. Разбойников удерживали гвозди, пронзившие руки и ноги. Воинов удерживала на посту воинская дисциплина. Матерь Божию, учеников и мироносиц удерживала любовь. Им некуда было идти: «К кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни. И мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога живаго» (Ин. 6, 68-69).
И мы сегодня с надеждой смотрим на Крест Христов, вынесенный на средину храма, как бы в центр нашего внимания. Бог умер на Кресте и погребен во гробе. Бог – Истина и Слово – вошел в страдание и наполнил его смыслом. С этого времени страдание может быть осмыслено и понято. По слову пророка Исаии, «Он изранен был за грехи наши и мучен за беззакония наши; наказание мира нашего на Нем, ранами Его мы исцелились». (Ис. 53, 4-5). Страдания Христа имеют для нас искупительную цену: Христос прошел тот путь, которым каждый человек восходит к Царству Божию и вечной славе. Если мы приникнем к этому Кресту сердцем, то услышим, как Христос зовет нас последовать Ему: «Кто хочет идти за Мной, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мной» (Мф. 16, 24). «Кто не берет креста своего и следует за Мной, тот не достоин Меня» (Мф. 10, 38). «Кто не несет креста своего и идет за Мной, не может быть Моим учеником» (Лк. 14,27).
«Крестом» Христос называет скорби. Христос не призывает искать страданий. Это был бы жестокий и бессмысленный призыв. Стремиться к страданию может только душевнобольной человек. К страданию незачем стремиться. Оно есть простая очевидность нашего существования. У человека нет выбора: страдать или не страдать. Страдание входит в нашу судьбу без позволения и оставляет нам на выбор: либо с терпением и смирением испить его чашу, либо бунтуя и негодуя. Христос призывает с терпением принять скорби, которые встречает человек на жизненном пути, ибо «многими скорбями надлежит нам войти в Царство Божие» (Деян. 14,22). Эти скорби можно разделить на три части. Каждая из них составляет особый крест.
Первый крест слагается из жизненных невзгод. Это болезни, клевета, обиды, утраты, лишения. Это крест внешних скорбей. Если мы доверяем Промыслу Божию, который ведёт к возрождению и обновлению через жизненные невзгоды, мы принимаем их с терпением.
Второй крест возникает в подвиге покаяния. Это скорби, связанные с изменением своего сознания и образа жизни. Покаяние начинается с того, что человек увидит себя таким, как есть. Обычно мы видим себя через призму самолюбия. В других находим недостатки, а в себе – достоинства. Когда у человека откроются духовные очи, он увидит свою греховную нечистоту, свою вину и исполнится величайшей скорби. Эта скорбь может привести на грань отчаяния. Если человек побеждает отчаяние молитвой и трудится над очищением своей души, Церковь уподобляет его труд мученическому подвигу.
Третий крест несут немногие избранники Божии. Крест бескорыстной любви и преданности Богу. В самоотверженной любви человек забывает самого себя и находит смысл существования в служении Богу: «Аз ношу язвы Господа Иисуса на теле моем»(Галл.6, 17); «Аз сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2, 19-20).
В голгофских событиях Св. Евангелие показывает нам вечные прообразы трех крестов. Когда Христа осудили на смерть, воины возложили на Его плечи крест и повели на Голгофу. Накануне Господь провел сутки без пищи и сна. Его томили допросами. Допрос у Анны, допрос у Каифы, допрос у Ирода, бичевание и поругание у римских воинов. Теперь страшная процессия потянулась к городским воротам. Впереди шли осужденные на распятие. Они несли на плечах кресты. За ними шли воины. Дальше шли апостолы, мироносицы, иерусалимские женщины, плачущие о Христе. А за ними шла толпа любопытных. На этом пути человеческие силы Христа изнемогли, и Он упал под своим крестом. Шествие остановилось. В это время с поля возвращался человек, имя которого сохранило Евангелие: Симон Киринеянин (Мр.15, 21). Воины остановили его и велели нести крест Христа на Голгофу. Симон был случайным человеком. Он не знал Христа. Но он безропотно возложил на свои плечи крест и понес. Он сделал это из послушания. Крест, который взял на свои плечи Симон, является прообразом первого креста – внешних скорбей. Когда христианина постигают болезни, обиды, лишения, он несет их по послушанию Промыслу Божию в терпении.
Прообраз второго креста мы находим в кресте благоразумного разбойника. В последний час своей жизни он заглянул в глубину сердца и нашел в нем только пустоту и мрак. Страшно осознать свою вину в минуту смерти, когда поздно что-нибудь изменить. Но благоразумный разбойник преодолел отчаяние молитвой: «Помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое» (Лк. 23, 42). Крест благоразумного разбойника стал прообразом подвига покаяния, который несёт каждый христианин.
Прообразом третьего креста – бескорыстной любви и преданности Богу – был крест Самого Господа Иисуса Христа. Этот крест исполнен непостижимого величия. О нем следует не говорить, а только благоговейно молчать.
Если страдания Христа имеют для нас искупительную цену, почему каждый христианин должен нести свой крест? Крест Христа – животворящий. Он источает благодатную силу. Человеческий кресты являются теми каналами, через которые благодатная сила Креста входит в человеческую душу. На Кресте совершилось наше искупление. Несение креста приобщает каждого к совершённому искуплению.
В Святом Евангелии есть прообраз еще четвертого креста. Это такой страшный крест, от которого да избавит Бог каждого из нас. Это крест второго разбойника. Крест бесплодных страданий. Злодей, распятый на том кресте, причинил много страданий людям. Теперь он сам умирал в лютых муках. Страдание всегда страшно. Христос просил избавления от страданий. «Отче! О, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня!»(Лк. 22,42). Евангелист добавляет: «И, находясь в борении, прилежнее молился; и был пот Его, как капли крови, каплющие на землю» (Лк. 22, 44). Страдание – не только мучительное, но и опасное испытание. Страдание может отворить человеку духовные очи: Чем ночь темней, тем ярче звезды, Чем глубже скорбь, тем ближе Бог. Но страдание может заслонить собой Бога. Страдание может умягчить сердце и привести к покаянию. Страдание может ожесточить сердце и ввергнуть в отчаяние. Тогда человек хулит Бога, проклинает бытие и час своего рождения. Такое страдание не ведет к Царству Божию и вечной жизни. Оно никуда не ведет. Оно зацикливается в своей безысходности. Под ним разверзается бездна. Поэтому Христос заповедал молиться: «не введи нас во искушение».
Есть достоверное свидетельство о том, как страдание заслонило собой Бога в сознании мальчика на всю жизнь. Французский мыслитель Жан Поль Сартр до 12 лет был верующим мальчиком. Однажды он читал книгу. В доме погас свет. Он встал из-за стола. Дверь была открыта. В темноте он ударился об нее коленом и ощутил сильную боль. «В этот момент, - пишет Сартр, - я понял, что мир жесток, и навсегда утратил веру в Бога».
Нередко говорят, что мир жесток и что не может управлять им Бог, Который есть Добро и Милость. Страдание называют аргументом атеизма: если есть зло, значит нет Бога. Неубедительный аргумент: из того факта, что зло нередко торжествует, вовсе не следует, что оно – вечно.
Отвергнувший Бога не избежит страданий. Он столкнется лицом к лицу с апофеозом страдания- бессмысленностью и бесплодностью. Мука затмевает смысл. Это и есть четвертый крест. И знаете, с чего он начинается? С ропота. Сперва, мы впадаем в уныние. Потом жалуемся на свою судьбу. Потом теряем надежду и начинаем роптать на Бога. Потерять надежду – значит все потерять: Бога и жизнь вечную. Четвертый крест начинается с ропота, а заканчивается разрывом человека с Богом и отчаянием.
Страшен крест нераскаянного злодея, который богохульствует в муках. Да избавит Бог от этого креста. С терпением и смирением понесем кресты свои вслед Христу: «Кто Мне служит, Мне да последует, и где Я, там и слуга Мой будет» (Ио. 12, 26).

Comments

( 11 комментариев — Оставить комментарий )
pitel
28 сент, 2010 02:51 (UTC)
Спасибо, отче - хорошая проповедь.
Отец Павел, а не порекомендуете ли что-нибудь почитать про исповедь - а то я зациклился; все одно и то же повторяю - это как-то не поступательно.
adelgeim
28 сент, 2010 05:16 (UTC)
почитать про исповедь
Есть об исповеди книга о.Иоанна Крестьянкина и есть о.Сергия Желудкова. Тема исповеди трудная, поскольку - это сложный процесс, в котором несколько этапов. Большинство исповедей совершается либо не по делу: Говорят о вопросах совсем не относящихся к исповеди. Жалуются на судьбу, на болезни, на детей и проч. Либо представляют отчёт о сделанных грехах, часто в письменном виде. Видение своих грехов, конечно, нужно, но этого недостаточно. Необходим второй этап покаяния - понимание греховности греха и сокрушение о нём. И третий этап- отречение от греха. Без этого исповедь остаётся несостоявшейся.
23w
28 сент, 2010 07:40 (UTC)
Re: почитать про исповедь
Отец Павел, расскажите о исповеди пожалуйста по подробнее. Самое главное, как подготовить себя к исповеди, чтобы она была полной, пользу душе принесла? Очень часто после исповедования уже через несколько дней совершаешь то, о чем недавно просил прощения у Господа, это как какое-то наваждение... Как этого избежать, т.е., как вы сказали, именно отречься от греховного поступка, отвернутся от него и более не делать? Многие исповедуются перед Причастием, это обязательно или исповедоваться можно когда угодно, не обязательно причащаясь?
P.S. Наверное последний вопрос "кощунственный" , наверное если исповедуешся от всего сердца, тогда тебя самого тянет причаститься пройдя весь путь подготовки к таинству...
adelgeim
17 окт, 2010 09:42 (UTC)
исповедоваться можно когда угодно, не обязательно пр
Причащение и исповедь- два отдельных таинства. В таинстве исповеди человек проиносит покаяние Богу в своих грехах, отрекается от них и получает действительное прощение от Церкви, которой дал эту власть Христос. Причастие является источником духовного и телесного здоровья. Даёт свободу начать заново жизнь с Богом и по-Божьи. Так связывают оба таинства логика покаяния и обычай. Они же эту связь ограничивают. Преподобные завещают приносить покаяние Богу каждый вечер, вспоминая свои духовные ошибки за прошедший день. Такая исповедь не является таинством, но свидетельствует о трезвении ума и сердца. В Оптиной практиковался древний обычай "откровения помыслов". Оно также не было таинством и совершалось не перед священником, а перед старцем, который не обязательно был иереем но имел опыт духовной жизни. Рассматривая помыслы, старец из своего личного опыта помогал разобраться в мыслях и чувствах, и указывал духовные опасности, подстерегающие начинающего инока: мнительность, самолюбование, обидчивость, тщеславие и т.д. Старец помогал в самопознании и осуществлял при этом правильное руководство, объясняя как преодолевать помыслы и освобождаться от них. Этот обычай сохранился в церковной жизни под именем "старчества". "Откровение помыслов" не давало отпущения грехов. Оно обеспечивало правильное духовное руководство. При этом исповедь перед священником совершалась в своё время. Исповедь является таинством, в котором Церковь через священника даёт отпущение грехов. Такое отпущение вполне естественно получить, готовясь причаститься святых Христовых Таин. Такая связь между таинствами вошла в благочастивый обычай исповедываться каждый раз перед Причастием. Эта связь не имеет принудительного характера. Требование исповедываться перед Причащением высказывает каждый священник потому, что среди прихожан оказываются случайные люди, не понимающие смысла Причащения. Они относятся к нему так же, как к елеепомазанию или благословению, не понимая ответственности за акт телесного соединения со Христом. Исповедь даёт возможность помимо отпущения грехов объяснить смысл таинства, подготовить к Причащению или удержать от поспешноого принятия Таинства. Требование непременной исповеди перед Причащением обращено не ко всем. Священнослужители исповедуются не перед каждым Причастием, а по мере надобности. На моей памяти отец Таврион разрешал причащаться ежедневно паломникам, приезжавшим в его пустынь, а исповедывал их не каждый раз. Отец Борис Холчев разрешал своим духовным чадам Великим постом причащаться часто, на Первой и Страстной седмицах - ежедневно, но исповедовал их не каждый раз. Грех, в котором мы исповедуемся должен быть внутренне выявлен, чтобы покаяние в нём не оказалось мнимым. К мнимой исповеди в грехе иногда приводит длинный список, в который вносятся грехи на основании "может и был" помысел, "а вдруг я его не заметил". В этом случае возникают две опасности. Во-первых, мнительность, за котрой следует тревожное состояние души, лишающее душевного мира. Во-вторых, возникает лукавство: в перечислении "всяких" грехов прячется тот грех, который стыдно назвать отдельно. Он требует особенного внимания и покаяния, а стыд побуждает прятать его в перечислении, и, сделав незаметным, скрыть. Совесть успокоена-грех назвал, но признание греха не состоялось. Исповедь без Причащения допускается без всяких ограничений. Чувствуешь необходимость исповедать грех - иди и исповедуй. Если исповедь пробуждает желание причаститься, не препятствуй ему. Это хорошее и здравое желание. Древние отцы, Василий Вел. Иоанн Зл. высказываются за очень частое Причастие.
natalia_62
29 сент, 2010 10:37 (UTC)
Re: почитать про исповедь
Отец Павел, хочу спросить у Вас про конкретную ситуацию. Я крестилась взрослым человеком, но и после этого не сразу пришла к осознанию необходимости покаяния и Причастия.Будучи крещёной,но до воцерковления, я согласилась на предложение начальницы формально числится на работе, а на деле сидеть дома с ребёнком ( ходить в сад у нас совсем не получалось). Это устраивало всех: работу мою выполняли и зарплату за неё получали другие, а у меня прибавлялся стаж. Прошло много лет,и я уже регулярно Причащалась, когда ситуация повторилась в точности со вторым ребёнком ( в другом учреждении). Начальница предложила не забирать, оставить трудовую, чтобы я числилась на полставки, сидя дома с ребёнком. Я с радостью согласилась, потому что это был хоть какой-то выход, совмещать реальную работу с малышом никак не получалось, а в моём учреждении другие специалисты охотно подрабатывали.Наконец, у меня накопились по трудовой вожделенные 20 лет для получения северной пенсии(из которых года 3 я только числилась), я забрала трудовую и только при оформлении документов в Пенсионный фонд почувствовала угрызения совести, успокаивая себя, впрочем, тем, что никто не пострадал, наоборот. Оба раза я просто согласилась на предложение, и вот не могу понять, то ли я, получается, не изменилась,то ли, наоборот, хорошо, что хоть сейчас осознала свой грех и, конечно, не буду так больше поступать. В чём, в данном случае, должно моё покаяние выразиться?
adelgeim
17 окт, 2010 09:59 (UTC)
В чём, в данном случае, моё покаяние должно
Данный случай связывает Ваше покаяние с другой проблемой, котрую вернее определить как "соблюдение правил игры" в нашей гражданской жизни. Зарплата слишком часто не обеспечивает "потребительскую корзину" и оказывается ниже, чем требует затраченный труд. Приходится "выкручиваться" кто как умеет. При этом человек испытывет "угрызения совести" за поступки, навязанные не ленью или лукавством, а "правилами игры", которые установила госсистема. Здесь сложно различить требование "жить по совести" от необходимости выживания. Думаю, в том, что у Вас сохранился стаж, преступления перед государством нет - Вы вырастили для него своих детей - граждан, и вполне заслужилит стаж. Нет в этом и греха. В чём Вы его видите?
natalia_62
17 окт, 2010 10:44 (UTC)
Re: В чём, в данном случае, моё покаяние должно
В том-то и дело, что не вижу. Но если Пенсионный фонд меня разоблачит, мне, конечно, будет стыдно, что я, называя себя православной христианкой, обманывала государство. Назвался груздем - полезай в кузов, назвался христианином - будь честным при любых обстоятельствах. Государство, конечно,тоже нас обманывает на каждом шагу, но с него-то как спросишь?
adelgeim
29 окт, 2010 12:20 (UTC)
В том-то и дело, что не вижу в этом греха.
Не видите, ибо греха в этом нет. Есть неопределённость: воспитание своих детей является трудом, заслуживающим стажа и пенсии. Закон это признаёт. У Вас пенсия получена не по этой статье, но вполне заслуженно. Ваши действия не отвечают конкретному параграфу закона, и в этом можно усмотреть факт нарушения, но не греха. Нарушение закона и грех - разные сферы. Одна относится к праву, другая - к морали. Путать их нельзя. Иногда грех оказывается преступлением, иногда преступление не является грехом. Например, блуд является грехом, но не карается законом, т.к. не является преступлением. Индивидуальное предпринимательство при советской власти было преступлением, а теперь законно. Но грехом никогда не было. Не смущайте свою совесть по этому поводу.
natalia_62
30 окт, 2010 16:57 (UTC)
Re: В том-то и дело, что не вижу в этом греха.
Благодарю, батюшка, за ответ.
mama_kz
28 сент, 2010 06:03 (UTC)
Спасибо, о.Павел!
e_lena_e
28 сент, 2010 12:56 (UTC)
Спасибо.
( 11 комментариев — Оставить комментарий )

Profile

adelgeim
священник Павел Адельгейм
Website

Latest Month

Июнь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner