?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Чтобы подавить дух и свободу клириков и мирян, не просто лишить прав, но подавить саму волю к свободе, творчеству и активности, вводится принцип, выраженный словом «послушание». Оно воскрешает древнюю традицию, освящено богатым опытом монашеского подвига. Остаётся наполнить слово нужным содержанием, чтобы никто не заметил подмену. Тогда слово станет орудием подавления клириков и господства над стадом Христовым. Что стоит за великим словом, которое определяет меру нашей любви к Богу: «Кто любит Меня, тот соблюдёт слово Мое» (Ио.14,23-24). Это слово выражает существенный принцип христианской этики. Каждое дитя принимает его как заповедь матери. Однако нельзя забыть об опасности, сопутствующей всякой добродетели. Есть такая опасность и в послушании. Эту опасность несёт грех человекоугодия.
Почтенный протоиерей сообщает ставленнику секрет карьеры:
- Священнику следует знать два слова, чтобы жить в любви с архиереем: «простите, святый Владыко» и «благословите, святый Владыко».
Молоденький дьякон в Алтаре Собора советует ставленнику:
- Главное, почаще прогибайся перед Владыкой. Забот не будет, а хлеб с маслом будет. Главное, вовремя прогнуться». Вспоминается классика.
«Мне завещал отец: во-первых угождать
всем людям без изъятья-
Хозяину, где доведётся жить,
Начальнику, с кем буду я служить,
Слуге его, который чистит платье,
Швейцару, дворнику, для избежанья зла,
Собаке дворника, чтоб ласкова была».
Так добродетель послушания и грех человекоугодия оказываются рядом: «служить бы рад, прислуживаться тошно».
В известной притче о двух послушниках, сажавших капусту, Старец объясняет жизненную задачу инока: «В монастыре нужна не капуста, а послушание». Послушник, выполнивший приказание старца без рассуждения, оказался достойным монашеской жизни. Послушнику, проявившему личную инициативу, в монастыре делать нечего.
Можно ли возвести этот принцип в общее правило церковной жизни? Всему своё место. Поставляя пресвитера, епископ предупреждает его об ответственности перед Богом: «прими залог сей, о нем же имаши истязан быти…» и в руки пресвитера влагает часть Тела Христова - Приход, общину. Перед настоятелем храма встают конкретные задачи: построить и содержать храм, организовать хор и штат, создать нравственный и богослужебный климат в приходе. Если епископ согласен с такими задачами, ему придётся поощрять инициативу настоятеля, а не преследовать и наказывать её. Кто принял ответственность, должен быть свободен делать дело. Свободу и ответственность нельзя разделить. Это две стороны одной монеты. Чего требует епископ: капусту или послушание? Нужно выбрать, ибо капуста вверх корешками не растет. Вместо огорода вырастет чертополох.
Откровение увещает: «слуги повинуйтесь господам» (1Петр.2,18). «Дети, повинуйтесь своим родителям» /Еф.6,1/; «повинуйтесь пастырям» /1Петра 5,5/; «повинуйтесь наставникам вашим» /Евр.13,17/ Одно из увещаний апостола даёт ключ к смыслу послушания: «жёны, повинуйтесь своим мужьям, как Господу» /Еф.5,22/. Послушание инока имеет задачу отсекать своеволие, исполнить волю Божию, а не обеспечить игумену господство: «пасите Божие стадо.., не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду» /1Петр.5,2-3/.
Христос запретил ученикам господство над человеком: «кто хочет быть большим между вами, да будет вам слугой» /Мр.10,42-43/. Апостолы заповедали: «должно повиноваться Богу больше, нежели человекам» (Деян.5,29). «Подчиняясь друг другу, облекитесь смиренномудрием»(1Петр.5,5). Эти слова обращены к любому христианину, в том числе к епископу.
В основе послушания лежит доверие. Поэтому послушание становится подвигом. Доверие связано с риском. Говоря о послушании, обыкновенно предъявляют условия только послушнику, словно послушание выражает односторонний акт. Первым условием послушания является верность наставника. Он должен быть достоин доверия. Мы доверяем тому, кто не обманет. Мы слушаемся Бога, ибо «Бог верен, и нет неправды в Нем»(1Петр.5,5). Исаак покорно восходит на костёр, доверяя отцу жизнь. Авраам заносит нож над сыном, доверяя Богу. Жертва доверия связывает их золотой цепью в единство с Богом. Самопожертвования нельзя требовать.
К нему можно только призывать. Подвиг всегда свободен. Этим подвиг отличается от насилия. Послушание имеет нравственную ценность, пока оно свободно. «Потому любит Меня Отец, что Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять её. Никто не отнимает её у Меня; но Я Сам отдаю её»/Ин.10,17-18/.
Послушание бескорыстно и выражает сыновние отношения: «Послушлив быв даже до смерти, смерти же крестной»/Фил.2,8) Он «исполнил волю Отца»(Мф.7,21/. Послушание часто смешивают с подчинением и повиновением, имеющими разную природу и выражающими различные социальные и нравственные отношения.
Подчинения можно требовать. Высший чин требует подчинения от низших. Это требование не выражает любви и доверия. Эта гражданская обязанность является условием дисциплины и основана на трудовом договоре. Подчинение выводит из области нравственных отношений в область права. Подчинение обязывает исполнять волю шефа. Однако указание чиновника действует в пределах закона. Если приказ нарушает закон, подчинённый может его не выполнить. Евангелие называет «наемниками» работающих за плату. Договор налагает обязанности на обе стороны и каждой стороне предоставляет права. В случае конфликта стороны могут расторгнуть договор и защищать свои права в суде. Психология наемника конструктивна. Он подчиняется и выполняет работу, «как наемник, ожидающий платы» /Иов.7,2/. Корысть является стимулом к работе, но не к единству.
Во-первых, наемник дистанцируется от хозяина:«я уже не достоин называться сыном твоим; прими меня как одного из твоих наемников». /Лк. 15,19/.
Во-вторых, наемника интересует личная выгода, а не успех общего дела. От добросовестного наемника можно ожидать качественной работы. Нельзя ожидать «верности до смерти» /Ап.2,10/.«Пастырь добрый душу свою полагает за овец. А наемник не пастырь, овцы ему не свои. Видит волка идуща, и оставляет овец и бежит; и волк расхищает и разгоняет овец. А наемник бежит, потому что наемник, и не заботится об овцах» /Ио.10,11-13/. Название «наемник» обидно для епископа и священника. Каждый стремится выглядеть «добрым пастырем».
Третью область отношений представляет рабское повиновение. Давно отжившая система оставила поныне глубокий след в человеческой психологии. В системе рабства только господин обладает человеческим достоинством. Рабы живут на положении домашних животных, и не обладают достоинством и правами. Отсюда родился термин «повиновение»: «Рабы, повинуйтесь господам своим по плоти со страхом и трепетом». /Еф.5,6/. «Повиновение» означало, что раб виновен по определению, и должен жить в постоянном страхе перед наказанием: «страхом смерти чрез все житие повинны были рабству». Евр.13,17/
Повиновение из страха не имеет нравственной ценности: «враги твои раболепствуют тебе, и ты попираешь их»(Втор.33,29).«Кто кем побеждён, тот тому и раб»/2Петр.2,19/. Рабское повиновение унижает достоинство раба и господина. Апостол предостерегает: «не делайтесь рабами человеков» /1Кор.7,15/.
Великий Инквизитор уверен, что народ подчинится его власти и возведёт Христа на костёр. Он видит во Христе соперника, подобно иудеям, которые «предали Его из зависти» /Мф.27,18/. Трагический образ прелата, «оставившего первую любовь свою» /Ап.2,4/ и ради власти «принявшего искушение великого духа», утверждает, что претензия владеть человеческой совестью оказывается нечестивой.
Три качества подвластности необходимо различить, чтобы понять взаимоотношения епископа с клиром и народом. «Проблема права для Церкви есть, главным образом, проблема церковной иерархии и её взаимоотношений с членами Церкви. Здесь лежит начальная точка, в которой и через которую право стало проникать в церковь»/прот.Н.Афанасьев. «Церковь Духа Святаго»,стр.295/ Христос называет Своих учеников «друзьями» и «сынами Бога» (Гал.2,19-21). А за кого епископ почитает клир и народ?
Кто мы епископу: друзья, соратники, дети? - тогда наши отношения имеют нравственный характер. Они строятся на любви, верности и послушании.
Если мы «наемники», наши отношения имеют договорной характер права. Тогда епископ имеет права и обязанности к нам, а мы имеем права и обязанности к епископу. Наши отношения должен регулировать суд на основе законов. Это подтверждается учреждением церковного суда.
Если суда нет, власть епископа не ограничена законом, право не защищает клириков, право определяется не законом, а мнением и волей епископа, чинящего суд и расправу. Такую зависимость приходится признать «рабской».
Единство, основанное на порабощении, отвергнуто Богом. Во-первых, как неконструктивное: «не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его» /Ио.15,14/. Во-вторых, как временное и случайное: «раб не пребывает в доме вечно» /Ио.8,35/. Церковное единство нельзя построить на порабощении властью, силой, страхом, голодом.
Рабское повиновение и наемническое подчинение приобретают относительный смысл только как ступени, возводящие к сыновнему послушанию и духовному единению. «Наследник, доколе в детстве, ничем не отличается от раба, хотя и господин всего: он подчинён попечителям и домоправителям до срока, отцом назначенного» (Гал.4,1-2/. Подвиг сыновнего послушания как фундамент заложен в Домостроительстве Cына: “Смирил себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» /Филипп.2,8/.
Подлинное единство Христос указал в сыновней любви. «Все водимые Духом Божиим суть сыны Божии. Вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, которым взываем: «Авва, Отче!» Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы дети Божии» /Рим.8,14 -16/. Сыновняя любовь свободна от корысти и страха. Сын совершает дело, порученное отцом, отдаваясь ему до самопожертвования: «жизнь Мою полагаю за овец. Сию заповедь Я получил от Отца Моего» /Ио.10,15;18./.
Раб обязан «повиноваться» господину, и от наемника естественно требовать «подчинения». Нельзя требовать «послушания» как нельзя требовать любви, благодарности, милости. Это свободные дары сердца.
В общественной жизни России появилось новое понятие «беспредел». Оно просочилось из уголовного мира и определяет безграничность насилия. Это понятие незаметно просочилось в церковь и пустило корни в епархиальный быт. Устав РПЦ и практика отказались от контроля, ограничивающего злоупотребления исполнительной власти епископа в его вотчине. Взамен соборной жизни в быт епархии вошёл архиерейский «беспредел». Правовой «беспредел», как современная форма рабской зависимости, в одинаковой мере развращает епископа и его клир. Так крепостное право развращало крепостника и крепостных. Требуя служения себе и своим прихотям, епископ порабощает бесправный клир, заставляя повиноваться,льстить и угодничать. Такая власть не имеет основания ни в любви, ни в праве. Она требует рабского повиновения из животного страха.

Comments

( 5 комментариев — Оставить комментарий )
ierdionisy
9 сент, 2009 03:43 (UTC)
как все верно, отче! власть, не основанная на любви и свободе, рождает либо открытых врагов, либо рабов, который при удобном случае становятся предателями этой власти...
salunanin
9 сент, 2009 08:17 (UTC)
Церковь не то, или не здесь
Однако же, раб НЕ ИМЕЕТ ПРАВА уйти от господина. В Церкви, или в том, что называет себя "церковью", по моим многолетним наблюдениям, никто особо и не обеспокоен пребыванием-непрыбыванием в ней, той или иной "части тела Христова", «сына или дочери Бога». В исключительных случаях (визит в Украину Святейшего, например)наблюдалось озабоченность лишь "массовкой в платочках". Во гпаву угла поставлено даже не желание БЫТЬ УГОДНОЙ, а что прискорбнее всего для христианина, выпирает желание БЫТЬ САМОЙ этой языческой по форме, развращенной и греховной по сути, светской властью. Отсюда отвращение к пастырству и приветствование "командирства" клиром, отдание преимуществ в любом виде деятельности откровенным или замаскированным (лишь бы "деловым, правильным пацанам") антихристианам, язычникам и иноверцам. Не секрет, - многие из тех, кто пытаеться понять и принять Христа, сомневаются (а многие и уверенны)в том, что за вывеской "православие", не осталось хотя бы мало-мало чего христианского. И просто УХОДЯТ ИЗ, или просто НЕ ПРИХОДЯТ К "церкви", несмотря на клоунское "байк-рок-голыесиськ миссионерство". Может Церковь не то, или не здесь?
andrey_ts
9 сент, 2009 16:35 (UTC)
Re: Церковь не то, или не здесь
Дорогой, Салунянин,
то, о чём пишет о. Павел не ново и имело место в Церкви всегда, когда не было явных гонений. Посмотрите хотя бы у св. Иоанна Златоустого "Письма к диакониссе Олимпиаде" - это IV век! Там и посерьёзнее преступления обозначаются, чем обличаемые о. Павлом. Разве кто скажет, что в тот период вся (!) Церковь была "не та" или Её "не было"? Едва ли...
Хотя Златоустого оклеветали, низложили и изгнали внешне "законные" архиереи, он просил своих духовных чад не покидать Церковь, принять архиерея, поставленного на его место..!
То, что пишет о. Павел помогает нам не обманываться внешним блеском, не "святить" то, что не свято, искать прежде Божьего, а не человеческого...
Воздавать каждому адекватно: "Кесарю - кесарево", администратору (хотя бы и в рясе) - администраторово, чиновнику (хотябы и церковному) - чиновниково.., настоящему духовнику (хотя бы и простому монаху)- духовное, "Богу - богово"!
Нам же Господь сказал, что всему сему надлежит быть, но что бы мы не смущались - ибо ОН победил мiр; чтобы не бегали и не искали; чтобы просто не были, как они (такие, которых обличает о. Павел, защищая нас от соблазна жить по принципам их системы - неофарисейской по сути)
"Уходят... или просто не приходят,"- те, кто не Бога ищет, а знамения (гарантий).., как те хитрые иудеи. Такие вот незадачливые и попадаются в религиозные организации различного толка, именующие себя церквами: "новыми", "истинными", "автономными" и т.д., и т.п.
Спаси Вас, Господи.
Слава Богу за ВСЁ!
chitinets
10 сент, 2009 07:15 (UTC)
Спаси, Господи, люди Твоя!
Дорогой отец Павел! Как же нужно Ваше самопожертвование во имя Истины нам всем , малодушным, пресыщенным, самодовольным, лукавым, трусливым! Спаси Бог, Отче! Подмены везде: послушание путают с человекоугодием, смирение – с равнодушием, рассудительность – с превозношением. Причем, всегда по Вашу душу найдутся «мудрее» люди, призывающие Вас к «вразумлению, трезвлению». В головах у современных людей – полная каша или винегрет в тарелках равнодушия.
salunanin
10 сент, 2009 12:35 (UTC)
ReRe: Церковь не то, или не здесь
Дорогой Андрей! Мой предыдущий пост не предполагал углубления в богословские или церковно-исторические рассуждения. Дело в том, что у меня, как обычного прихожанина, нет никаких, ни юридически-правовых (там, формальный договор или устная договоренность), ни, тем паче, морально-обязующих (напр. присяга, священнническая клятва и пр.) поводов слишком уж навязываться УПЦ-шному клиру в пасомые или спасаемые, в друзья или братья, как и нет поводов наивно предполагать, что они меня все "вдруг бросятся спасать и ради одного меня вдруг объявят шлюпочную тревогу"(перепевка из В. Высоцкого). Но! "…какое общение у праведности с беззаконием? Какое согласие между Христом и Велиаром? Или какое соучастие верного с неверным?"(2 Коринфянам 6:14-18). Если сегодня мне в лицо врут, то завтра я не буду общатся с вруном (не морды же бить, на самом-то деле, из-за пустяка). А для честных взаимоотношений найду другую компанию. Иначе, если кто-то надел некие внешние атрибуты, а внутренне им не соотвествует, и более того, упрямо мне навязывается в "духовные начальники", то почему я не могу прямо, и без ссылок на Златоустого, отвергнуть фальшивку? Конечно, можно меня упрекнуть,- мол надо отстаивать, бороться, нести ответственность и т. д. Однако,сам о. Павел, неоднократно говорил: "Ответственности не бывает без наличия прав". Но прав у меня здесь нет и не будет (принятие прав, кстати, как и ответственности тоже, говорит о доброй воле принимающего) т. к. в Церковь я иду не за правами. А с враньем пусть остается тот, кто врет.
( 5 комментариев — Оставить комментарий )