?

Log in

Previous Entry | Next Entry

"Как Меня гнали, будут гнать и вас" Ин.15, 20.
Греческое слово «мартирос», которым церковная традиция называет христиан, принявших смерть за свидетельство о Христе, в священном Писании переводится словом «свидетель». Русское слово «мученик» называет того, кто пострадал до смерти за исповедание Христа Богом и Спасителем. Это слово называет всех, кто свидетельствовал до смерти, что Христос – истинный Бог наш. Свидетелем назван Иоанн Креститель. Свидетелями называет Христос учеников. Так возникает два понимания одного подвига с внешней стороны. Богослужебные книги, житийная агиография и мученические акты являются богатыми источниками для внешнего свидетельства.
Гораздо сложнее рассмотреть подвиг мученика изнутри и понять психологию мученического подвига. Мы имеем не много свидетельств о том, как сам мученик осознаёт этическую задачу мученического служения.
Героический подвиг, как и мученический, предполагает опасности раны, страданий и смерти. В том и другом есть существенные различия. Мотивом героической жертвы является победа, которая может оказаться этически бесцветной. Рискуя жизнью, герой идёт на подвиг с надеждой сохранить жизнь. Риск может оправдаться или нет. Героя вдохновляет надежда победить и сохранить жизнь, приобрести славу, награду и восхищение окружающих. Героическая жертва может не иметь нравственного значения. Герой может отдать жизнь за недостойную цель. Им может двигать похоть или нервный порыв.
Нравственное качество мученического подвига не подвергается сомнению. Мученик не ищет победы и славы. Он приносит себя в жертву Богу, Истине, Любви, Жизни… Другой смысл имеет в смерти мученика понятие риска. Мученический подвиг начинается с самоотречения. Мученик отказывается от всех благ и самой жизни. Сохранение земной жизни исключено. Того, кто идёт на мученический подвиг и, претерпевая страдания, остаётся живым, церковь называет другим именем -«исповедник». Мученик исполнен решимости принести жизнь в жертву Богу. Добровольная смерть является необходимой ценой мученического подвига.
В мученическом подвиге церковь видит осуществлённым один из даров Святого Духа. Мученик переходит от жизни к смерти с верой и надеждой. Где есть вера и надежда, присутствует риск. Перед сознанием мученика стоит главная задача –встреча с Богом.
Всё живое умирает по-разному. Когда умирают животные, мы видим в их глазах смертную тоску и не видим надежды. Животные не чают вечной жизни. Человек не хочет умирать, сознавая смерть, как не должное. Человеку естественно желать бессмертия, которое в пределах материального бытия неосуществимо. Мученик верит в свою встречу с Богом, в воскресение мёртвых и вечную жизнь. В своей вере он находит оправдание риска, воздаяние за отказ от жизни и принятие смерти. В желании бессмертия он обретает радость отказа от жизни ради встречи со Христом. «Желание имею разрешиться и быть со Христом» 1* .
Когда святителя Игнатия Антиохийского (Богоносца) вели в Рим на суд кесаря и мученическую смерть, он писал христианам письма и умолял не препятствовать его мученической кончине: «я - пшеница Божия и хочу быть смолот зубами диких зверей, что бы чистым хлебом предстать пред Богом».
Между риском и надеждой неизбежен страх за утрату привычного бытия и переход в новое качество. Это не только естественный страх смерти, а страх Божий, как осознание своего несовершенства. Отсюда следует «печаль по Боге», которая через покаяние ведёт к спасению. Грешник, принимающий мученический подвиг, помнит о своей греховности. Эта память о своей греховной немощи трансформируется в прощение своих палачей. Христос заповедует прощать обидчиков, как Бог прощает нам грехи.
Итак, в этической импликации мученической смерти мы выделяем несколько характерных особенностей: решимость на самоотречение и жертву, покаяние и прощение, терпение и любовь, радость и надежду.
Этический и духовный смысл подвига наиболее содержательно раскрывается в Евангелии: «Сын Человеческий не пришёл, чтобы Ему служили, но послужить и отдать душу свою для искупления многих» 2*. Предание Себя за жизнь мира последовательно проходит ряд этапов. Евангелие освещает контрапункты принятия Христом Спасителем чаши, которую даёт Отец и открывает в совершенном виде сущность мученического подвига в его развитии. Богочеловек имел полноту Божества и полноту человеческой природы. Всё, что свойственно человеческой природе было свойственно Спасителю мира, кроме греха. Евангельский образ Христа наиболее совершенно раскрывает психологию мученичества. Следует учесть, что психология накладывается на исключительность Личности Богочеловека и уникального служения спасению мира. Смерть грешника апостол называет расплатой за грех: «умерший освободился от греха» 3*. Иной смысл имеет смерть Спасителя.
В воплощении осуществилось приобщение Бога человеческой природе. Богочеловек стремится к пределу кенозиса, отказавшись добровольно от преимущества перед человеком «иметь жизнь в Себе» 4* . «Он смирил Себя до смерти, смерти же крестной» 5*. Соглашаясь на крест в Гефсиманском саду, Христос телесно, душевно и духовно породнился с человечеством:
«Он отказался без противоборства,
как от вещей, полученных взаймы,
от всемогущества и чудотворства
и был теперь, как смертные, как мы» 6*.
«Отче! пришёл час» - начинает Христос гефсиманскую молитву. Человек создан для бессмертия. Его природе естественно противиться смерти. Христос не скрывает немощи, свойственные человеческой природе. Он испытывает голод и жажду, плачет над Лазарем, которого собирается воскресить, плачет об Иерусалиме, выражая свою национальную любовь к Родине. И на кресте не скрывает своих физических страданий, выразив их криком «Жажду».
Евангелисты отражают душевную борьбу, которая предшествует решению принять смерть: «Отче! Избавь Меня от часа сего! Но на сей час Я и пришёл» 7* .
Христос не стремится к смерти. Он принимает её, как Чашу, которую даёт Отец: «Неужели не пить Мне чашу, которую дал Мне Отец?» 8* Решение принять смерть трудно даётся даже Спасителю мира: «в борении прилежнее молился, и был пот Его, как капли крови, каплющие на землю» 9*
Митрополит Антоний Храповицкий относит «искупление» не к распятию, а к гефсиманскому борению 10*.
«Я приближаюсь к тайне слишком глубокой и страшной и заранее прошу прощения, если мои слова покажутся недостаточно уважительными там, где боялись говорить величайшие мыслители и святые. Но в страшной истории Страстей так и слышишь, что Создатель мира каким-то непостижимым образом прошёл не только через страдания, но и через сомнение. Сказано: «Не искушай Господа Бога твоего», но Бог может искушать Самого Себя. Именно это произошло в Гефсимании. Он прошёл через наш человеческий ужас пессимизма. Мир содрогнулся и солнце померкло не тогда, когда Бога распяли, а когда с креста раздался крик, что Бог оставлен Богом» 11*. Честертон говорит о сомнении, пережитом Спасителем. Сорвавшийся с креста возглас свидетельствует о переживании богооставленности. Вопрос Христа «для чего Ты Меня оставил» выразил сомнение в воскресении и отчаяние.
И. Креститель, ожидающий мученической смерти, посылает учеников спросить: «Ты ли Тот, Который должен придти, или ожидать нам другого? И сказал им Иисус в ответ: пойдите, скажите Иоанну, что слышите и видите: слепые прозревают и хромые ходят, прокажённые очищаются, и глухие слышат, мертвые воскресают и нищие благовествуют. И блажен, кто не соблазнится о Мне» 12*.
Иисус не даёт Иоанну вербального ответа. Он ссылается на пророчество Исаии, предоставляя Иоанну победить сомнения подвигом веры. Вербальный ответ не превозможет сомнений. «В глухонемые владения смерти» можно войти только со светильником веры.
Внутренняя борьба завершается решением принять смерть, ибо так хочет Отец. Главным аргументом этого решения является Его божественная воля всегда единая с волей Отца. Богочеловеческая Личность совершает выбор между человеческой и божественной волей в пользу последней. Преодолевая сомнения и волю к жизни, Христос выводит формулу мученичества: «Отче! О если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! Впрочем не Моя воля, но Твоя да будет» 13*. Так мученики принимают решение: в сомнениях и внутреннем противостоянии смерти.
В Гефсиманском саду Христос принял решение, которое было вынесено в Превечном совете. Со стороны кажется, архиереи и Пилат решают судьбу Христа:
- мне ли не отвечаешь? Не знаешь ли, что я имею власть распять Тебя, и власть имею отпустить Тебя? – Иисус отвечал:
- ты не имел бы надо Мной никакой власти, если бы не было дано тебе свыше 14* .
Согласие мученика на подвиг соединяет его волю и Промысел Божий.
Унижением, насмешками и бичеванием начинается восхождение на Голгофу. Тот же путь унижения и позора вслед за Христом проходят мученики. Осудив мученицу Анастасию, прокуратор Пров велел обнажить её. Такое унижение и надругательство страшнее смерти для девушки, воспитанной в монашеском целомудрии. Невеста Христова мужественно приняла позор и ответила Прову: «Ты обнажил не меня. Ты обнажил нечистоту своего похотливого сердца».
После бичевания воины возложили на плечи Христа крест, и шествие двинулось на Голгофу. Ночные допросы у архиереев, у Ирода и у Пилата, сутки, проведённые без сна и пищи, бичевание и тяжёлый крест надломили человеческие силы Христа, и Он стал падать, изнемогая под тяжестью креста. Внутреннее борение в Гефсиманском саду восполняется физическими страданиями в пути на Голгофу. В страданиях вызревает и раскрывается величие духа. Когда Спасителя положили на крест, раздались удары тяжких молотов, и гвозди пронзили Его руки и ноги, иудеи ожидали, что с креста раздадутся, как обычно, крики отчаяния или проклятий.
Но с этого креста раздалась молитва. Христос молился не о терпении понести страдания и не об успехе, совершённого дела. Христос молился о Своих врагах: «Отче, отпусти им, ибо не ведают, что творят!» Их жестокость, равнодушие и умолкнувшая совесть вызывали сострадание. Слова молитвы Христа за врагов повторяют мученики. Когда побивали камнями Стефана, он тоже молился за врагов. «Преклонив колена, воскликнул громким голосом: Господи! Не вмени им греха сего. И, сказав сие, почил»15*.
Рядом с крестом Спасителя были распяты на крестах два разбойника. Один проклинал свою судьбу и хулил Бога. Другой разбойник обратился ко Христу со словами: «Помяни меня, Господи, когда придёшь в твоё Царство. И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» 16* Мученики также оказывали помощь ищущим духовного возрождения. Страдания святого великомученика Георгия обратили ко Христу царицу Александру с царедворцами.
Страдания Христа не были искуплением личного греха. Христос был безгрешен. Это осознавали многие из окружающих. Иисус спросил иудеев: «Кто из вас обличит Меня в неправде?» 17*. Ирод не нашёл вины за Иисусом 18*.
«Пилат сказал архиереям и народу: я не нахожу никакой вины в этом Человеке».
Жена Пилата послала сказать: «не делай ничего Праведнику тому» 19* .
Пилат сказал об Иисусе: «невиновен я в крови Праведника сего» 20*.
Иуда сказал: «согрешил я, предав кровь неповинную» 21*.
Разбойник на кресте говорит о нём: «Сей никакого зла не сделал» 22* .
Христос добровольно принял страдания и смерь за грехи мира. «Я пришёл спасти мир. Я отдаю жизнь Мою, чтобы опять принять её. Никто не отнимает её у Меня, но Я Сам отдаю её» 23* . Пророк Исаия объяснял: «Он взял на Себя наши немощи и понёс наши болезни. Он был изранен за грехи наши и мучим за беззакония наши. Господь возложил на Него грехи всех нас» 24* .
Всего труднее в мученичестве Христа понять богооставленность Сына Божия, единосущного Отцу и Духу. Сердцем Христос связан со всеми грешниками. Грех и скорбь каждого грешника Христос принимает как Свой собственный. Он не отделял Себя от грешников. Гефсимания и крест были не только личной скорбью Христа. Там пережил Христос скорбь всего человечества. Он поднял на Себя грехи всего мира, а грех отлучает человека от Бога. Обезбоженное одиночество становится величайшей скорбью человека. И сердце Спасителя, вместившее сердца всех грешников, пережило муку богооставленности, вырвавшуюся воплем на кресте: «Боже Мой! Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?» 25*.
Молитвой и любвью к Отцу Небесному и Его творению, Христос преодолел муку богооставленности, «да Сам искушен быв, может помочь искушаемым». Он не впал в отчаяние, но победил его молитвой и Духом соединил Бога и Человека: «Отче! в руки Твои предаю дух Мой» 26*.
Митр. Антоний Блум пишет: «Крик Спасителя: Боже Мой, Боже Мой, зачем Ты меня оставил? – это крик совершенного человека, Который свободно, по любви приобщился к основной трагедии человека: к его оторванности от Бога. Христос потерял Бога, чтобы быть с нами единым в последней трагедии человечества» 27*.
В духовной жизни христианина всегда действуют двое: Бог и человек, вступая в отношения между собою. Подвиг мученичества утверждает такое единство, которое не может разорвать смерть. Одновременно исполняются две воли: воля Божия и послушающаяся ей воля человеческая. «Послушлив быв даже до смерти». Стойкость и славная смерть христианских мучеников свидетельствует о силе, с которой божественная благодать действует внутри воли, чувства и плоти человека.
Примечания: 1* (Фил.1,23); 2* Мф.20,28; 3* Рим.6,7; 4* Ин.5,26; 10,18; 5* Филип.2, 7-8; 6* Б.Пастернак; 7* Ин.12,27; 8* Ин.18,11; 9* Лк.22,44; 10* Прот.и. Мейендорф. «Введение в святоотеческое богословие» Нью-Йорк,1985. С.309 .
11* Честертон Г.К. «Вечный человек» Перевод Н.Л. Трауберг. М. 1991,с.459; 12* Мф11, 3-6; 13* Лк.22,42:
14* Ин.19,10-11; 15* Деян. 7,60; 16* Лк.23, 42-43; 17* Ин.8,46; 18* Лк.23,4; 11;15;22; 19* Мф.27,19
20* Мф.27, 24; 21* Мф.27,4; 22* Ин.23, 41; 23* Ин.12,47; 10,17-18; 24* Ис. 53, 1-12; 25* Мф.27, 46;
26* Лк.23,46
27* Антоний, митр.Сурожский. «Человек перед Богом». М. 1995. с.56.

Comments

( 36 комментариев — Оставить комментарий )
semiliranda
13 май, 2012 03:16 (UTC)
Христос Воскресе!

Отец Павел, вы пишете "Богочеловеческая Личность совершает выбор между человеческой и божественной волей в пользу последней."

1. Разве у Христа была Богочеловеческая Личность? Насколько я понял православную христологию, мы, рассуждая об Иисусе, можем говорить только об ипостаси (или лице и, соответственно, личности) Логоса, Бога-Слова, т.к. иного - человеческого - лица у Христа не было.

2. Насколько я знаю, согласно мнению Максима Исповедника, та воля, которая избирает, называется гномической и является личностной и несовершенной, в то время как божественная и человеческая воли - это воли природные, и они не избирают, но лишь дают саму возможность волить согласно природе. Пожалуйста, поправьте меня, если я ошибаюсь, но разве Максим не считал, что у Христа, в отличие от остальных людей, отсутствует гномическая воля или какие бы то ни было её проявления, потому что по этой воле люди обычно избирают грех?

Спасибо!
adelgeim
13 май, 2012 11:34 (UTC)
Богочеловеческая Личность
Единое Лицо соединило две природы. Христос-Богочеловек, Богочеловеческое Лицо. Христос -Бог и Христос -человек. Во Христие две природы в одном Лице. Три Ипостаси имеют единую Божественную природу. Мы называем так святую Троицу.
По мнению святого Максима Исповедника, Христос воспринял всю полноту божественной и человеческой природы. В состав природы входит воля. Если Христос истинный Человек, значит он имеет в составе человеческой природы человеческую волю. Если Христос-истинный Бог, он имеет Божественную волю. Выбор всегда принадлежит не природе, а Личности. Его выбор между божественной и человеческой волей всегда последовал первой, а вторая, человеческая воля, всегда послушествовала божественной воле.
cryss_hawkeye
15 май, 2012 20:36 (UTC)
Re: Богочеловеческая Личность
Объясните тупице, Христос/Бог отец/Дух это три личности или одна личность с разными особенностями?
adelgeim
16 май, 2012 07:07 (UTC)
Re: Богочеловеческая Личность
Природа одна, как и у нас с Вами: мы обы имеем одну человеческую природу. Но лица у нас с Вами разные, мы-два лица. Святая Троица имеет одну общую всем трём Лицам природу или сущность, но три различных Лица или Ипостаси. Каждая Ипостась обладает своим свойством, отличающим Её от другой ипостасит. Отец безначальный, Сын рождается от Отца. Это "рождение" означает не отделение, а отношение между Ними. Сын не "родился", а "рождается" от Отца. Это вечное рождение или превечное. Человеческими словами выражаются отношения, которые на нашем языке нельзя выразить.Так же исхождение Духа от Отца выражает отношения между Отцом и Духом.
cryss_hawkeye
16 май, 2012 07:10 (UTC)
Re: Богочеловеческая Личность
Т.е обращаясь ко Христу, я обращаюсь к одной ЛИЧНОСТИ (простите за настойчивость, но "лицо" или "ипостась" это из какой-то науки, по которой я диплом не защищала) из трех.

Верно?

пс: кстати а почему так мало молитв св.Духу?
adelgeim
16 май, 2012 07:16 (UTC)
Re: Богочеловеческая Личность
Обращаясь к Сыну или Слову Божию, Вы обращаетесь к одному из Лиц божественной Сущности. Когда Вы говорите "ко Христу", надо учесть, что Христос-воплощённое Слово. Это уже не только Божественная Личность, но через соединение с человеческой природой ставшая Богочеловеческой Личностью.
cryss_hawkeye
16 май, 2012 07:18 (UTC)
Re: Богочеловеческая Личность
Я не знаю как можно "обращаться к слову". Слово - не личность. Это все равно что говорить с креслом.

А вот насчет общения со Христом... пожалуй это единственное, что я действительно умею. Сердце пробудилось.
adelgeim
16 май, 2012 07:31 (UTC)
Re: Богочеловеческая Личность
"Слово стало плотью и вселилось в ны". Словом евангелист называет Сына Божия прежде приобщения человечеству. Воплотившись, Он оставаясь тем, кем был-истинным и совершенным Богом, становится тем, кем не был - истинным и совершенным человеком, явившимся по обещанию, данному через прроков, Мессией (по греч.- Христос).
cryss_hawkeye
16 май, 2012 07:32 (UTC)
Re: Богочеловеческая Личность
А, дело в терминологии...
adelgeim
16 май, 2012 07:24 (UTC)
Re: Богочеловеческая Личность
Да, обращаясь к Сыну или Слову Божию, Вы обращаетесь к одному из трёх Лиц святой Троицы. Обращаясь "ко Христу", Вы тоже обращаетесь к одной из трёх Ипостасей, но уже не божественной, а Богочеловеческой Личности, ибо воплощение Христа означает соединение Его божественной природы с природой человеческой. И Личность оказывается не только божественной, но Богочеловеческой.
solunanin
13 май, 2012 03:20 (UTC)
Символизм Крестной Богооставленности
Спасибо, отец Павел, за то что делитесь своими мыслями и даете повод Вашим читателям размыслить самим.
Хотел бы усилить позитив момента богооставленности Сына Божия.
Как известно, ограниченной человеческой сущности невозможно увидеть Творца безграничной Вселенной. Но незбежно, Человечность возвратится домой - воссоединится с сотворившей ее Божественностью.
В момент перехода (экзистенции), Человеческое во Христе воспринимает бесконечную ответственность Творца за сотворенное, которую невозможно уже на кого-то переложить, и которая непосильна ограниченному человеку. И оно (Человеческое), вопиет. Так взрослый человек, в какой-то момент, осознает полноту ответственности за созданный им вокруг себя "мирок" - за рожденных им детей, отношения на работе, за общественный и социальный статус, свой собственный и своей семьи. И даже грехи своих детей он обязан брать на себя, то есть, брать ответственность, как минимум, за их неправильное воспитание. Но, ведь, у человека всегда есть последняя инстанция, к которой он может обратится - Божественный Отец. Христос же на кресте Сам воссоединился с Этой Высшей Инстанцией - перевоплотился из Человека в Царя Небесного. В этом, на мой взгляд, есть мистический сиволизм тяжести (а не просто физической боли и физических страданий) Креста Господнего и евангелисты как смогли, так и попытались этот символизм до нас донести в описании последних мгновений земной жизни Спасителя. Впрочем, христиане, в конце-концов, обязаны стремиться пережить эти тяжкие моменты принятия ответственности за Все, вослед за Ним.

Благословите. Дмитрий.
adelgeim
14 май, 2012 16:51 (UTC)
Re: Символизм Крестной Богооставленности
Не стал бы называть это символизмом, поскольку духовные и телесные страдания Спасителя были реальными. Ваши размышления мне кажутся интересными. Только выражение "Христос же на кресте Сам воссоединился с Этой Высшей Инстанцией - перевоплотился из Человека в Царя Небесного" мне кажется не верным и "символизм" здесь звучит скользко.
solunanin
15 май, 2012 03:04 (UTC)
Re: Символизм Крестной Богооставленности
Спасибо за ответ,отец Павел. ПризнаЮ - мои познания в богословии очень фрагментарны. Что не удается между работой и внуками систематически изучить, то пытаюсь домыслить самостоятельно.
Очень бы хотелось своим внукам убедительно объяснить, что груз моральный есть реальность более ощутимая и достоверная, даже чем физические нагрузки.Ваши интернет-проповеди и пояснения мне в этом помогают. Поскольку мысли в них подкреплены тяжко приобретенным, богатым жизненным опытом. Еше раз примите мою искреннюю признательность Вам и Вашим трудам.
Дмитрий.

П.С. Да, "символизм" в контексте, черезчур по-рериховски.

kadis
13 май, 2012 05:00 (UTC)
Если герой стремится отдать жизнь за недостойную цель, то в его поступке уже нет ничего героического. Теряется само понятие подвига, и действия такого человека называются глупостью. К примеру, обуянный страхом боец выскакивает навстречу пулемету и с криком "ура" гибнет. Это может быть страх смерти, страх боли. Еще хуже, если такой боец выскакивает из засады, выдавая тем самым своих товарищей. Именно они, то есть окружение, социум оценивают поведение человека, присваивая ему звание героя или глупца. Другой пример - мародер польстился на красивый трофей, полез за ним, и получил пулю от снайпера или подорвался, потому что трофей был заминирован. Глупая гибель, да и сам термин "мародер" уже исключает героизм. Сочетание "похотливый герой" также воспринимается исключительно как ирония.

Добровольная смерть - это фундамент самоубийства. Пусть христианин не противится злу насилием, пусть ему противно убийство, но его оружие - слово. Не хочу передергивать, но разве "Не мир принес я вам, но меч" - не про это сказано? Что как ни обращение в веру, было целью Христа, было и остается целью истинных христиан? До последнего вздоха Он проповедовал свое учение, призывая Господа не наказывать палачей, "Ибо не ведают они что творят" - немыслимые по тем временам вещи. То есть, боролся до самого конца, как и положено герою. И вовсе не стремление выжить руководило Им, а надежда обратить в свою веру еще хоть одного человека - и надежда эта сбылась, когда один из казнимых уверовал.

Поэтому нельзя стремиться к смерти как к цели, даже просто смиряясь с тем, что она может произойти. Если на тебя несется грузовик, глупо стоять с улыбкой на проезжей части, ожидая царствия небесного за свой мученический конец. Победа - вот цель героя, и осознание высокой вероятности физической гибели на пути к ее достижению не останавливает его. Это одновременно и риск, и надежда, и смирение, и все вместе - подвиг.
nikolay12_3_3
13 май, 2012 06:22 (UTC)
"Мотивом героической жертвы является победа, которая может оказаться этически бесцветной. Рискуя жизнью, герой идёт на подвиг с надеждой сохранить жизнь. Риск может оправдаться или нет. Героя вдохновляет надежда победить и сохранить жизнь, приобрести славу, награду и восхищение окружающих. Героическая жертва может не иметь нравственного значения. Герой может отдать жизнь за недостойную цель. Им может двигать похоть или нервный порыв".
Странное рассуждение: "может оказаться". Так и мученичество тоже "может оказаться". К примеру, Свт. Иоанн Златоуст говорил: "производить разделения в Церкви не меньшее зло, как и впадать в ереси... грех раскола не смывается даже мученической кровью»

А у геройства часто бывают вполне христинские побуждения: ".... за други своя". Интересно, какой такой "похотью или нервным порывом" двигало недавним героем Сергем Солнечниковым, закрывшим собой гранату и спасшего своего подчиненного?
adelgeim
13 май, 2012 11:13 (UTC)
грех раскола не смывается
Путаница Ваших рассуждений возникает от того, что вместо углубления в проблему, Вы стараетесь меня ущипнуть. При переходе на личности разговор теряет интерес.
nikolay12_3_3
13 май, 2012 11:23 (UTC)
Re: грех раскола не смывается
Эта Ваша фраза идеально подходит для бота (эта такой компьютерный собеседник, имитирующий человека). Когда бот не знает, что отвечать, то всегда выдает, что-то типа вашего многозначительного и подходящего на все случаи жизни.
jan1302
14 май, 2012 06:38 (UTC)
Re:героизм и мученичество
Согласен. Понятие героизма шире понятия мученичества. Можно даже сказать, что мученичество,раскрываемое в статье, всегда героизм, а вот героизм не всегда мученичество. Мученичество несет в себе факт исповедничества, свидетельства. Героизм нет.Нельзя сказать, что мученик стремится к смерти, он не страдает "комплексом самоубийства".Просто другого выхода у него нет. Он свидетельствует. И те, кому свидетельство не нравится, идут на крайние меры.Вплоть до убийства.Если бы Синедрион поверил в слова Спасителя, принял их, не было бы повода для крестной смерти?
Для меня отличие мученичества от героизма можно выразить двумя фразами, в которых разный духовный посыл: "Я верю и готов принять смерть за нее" и "Я умру, но и ты, гад, погибнешь". Вот как то так.
livejournal
13 май, 2012 07:28 (UTC)
Психология мученичества.
Пользователь ansm2000 сослался на вашу запись «Психология мученичества.» в контексте: [...] Оригинал взят у в Психология мученичества. [...]
(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
adelgeim
13 май, 2012 21:17 (UTC)
Re: Это слово называет всех, кто свидетельствовал до сме
Понятие о Боге может быть различным. На этом факте основано различие религий и конфессий. Бог один, и двух Неограниченных не может быть. Можно сказать как веруют в Него православные, католики, протестанты. Нельзя сказать, что ты обязан веровать так, а не иначе. Вера-свободный акт, предоставляет каждому право выбора. Христиане веруют, что Христос (Мессия)-истинный Бог наш. Вы можете верить иначе, но тогда Вы выпадаете из христианского опыта богопознания и приобретаете другое миросозерцание и опыт. Это Ваше законное право, и никто не может его отнять.
(Удалённый комментарий)
adelgeim
14 май, 2012 17:27 (UTC)
Re: тогда Вы выпадаете из христианского опыта богопозна
В Ветхом и Новом Заветах Бог открывается под многими именами. Пророки выражали чаяние пришествия Бога. Пророки говорили о явлении Мессии. Ваш вопрос мне не понятен. Что Вы хотите спросить? До наших дней остаются антитринитарии, иудеи, мусульмане, которые не могут принять Святую Троицу. Это вопрос веры. Доказательств здесь быть не может. Есть только пояснения. Святая Троица может сама открыться. Человек её явить не может.
(Удалённый комментарий)
adelgeim
16 май, 2012 19:52 (UTC)
Re: тогда Вы выпадаете из христианского опыта богопозна
Если речь об иконе с изображением Старца, Иисуса и Голубя, то это неканоническое, но очень распространённое изображение. Оно запрещено и 7-ым и 100-главым соборами.
Подыскать цитаты о том, как понимали Мессию пророки, я не имею времени, это большая работа и она уже проделана, можно поискать источники. О том, что Христос-Бог, Евангелие говорит очень определённо "Слово плоть бысть". О чём шёл спор иудеев:"Ты, будучи человеком, называешь себя Богом". Чего добивался Архиерей в суде, и какой вывод сделал:"Скажи нам прямо, ты ли Христос, Сын благословенного?" После ответа он разорвал ризы свои и сказал:"что ещё требуем свидетелей? Вы сами слышали хулу Его" И все ответили:"повинен смерти". Вы хотите найти слова Христа "Я-Бог?" Христос о себе так не говорит.
(Удалённый комментарий)
adelgeim
17 май, 2012 11:46 (UTC)
Re: тогда Вы выпадаете из христианского опыта богопозна
Думаю, что самые прямые тексты не развеют ваших сомнений. Вам необходим личный опыт познания святой Троицы, и дать его может только Сам Бог. Приближается праздник св. Троицы. Конечно, я толже помолюсь, чтобы Господь открыл Вам тайну св. Троицы в личном опыте общения.
alexeisem
13 май, 2012 16:19 (UTC)
Как сказал кто-то из просвещённых, если бы Господь сошёл сейчас на землю, то Его бы опять распяли и при том за всё то же - богохульство, кощунство и подобное этому, я согласен с таким мнением.
adelgeim
14 май, 2012 17:31 (UTC)
Его бы опять распяли
Апостол Павел говорит. что мы постоянно вновь распинаем Христа своими грехами. Великий инквизитор отпустил Христа, но предупредил, чтобы больше не приходил и не мешал священноначалию испорлнять его великие замыслы. Е если Христос придёт в наши дни, священноначалие, конечно, исполнит свою угрозу.
livejournal
15 май, 2012 08:28 (UTC)
в чем отличие героя от свидетеля?
Пользователь mikha_el сослался на вашу запись «в чем отличие героя от свидетеля?» в контексте: [...] опыта что это такое - и расскажем людям о христианстве. Оригинал взят у в Психология мученичества. [...]
livejournal
16 май, 2012 11:04 (UTC)
Психология мученичества.
Пользователь anna_eaglet сослался на вашу запись «Психология мученичества.» в контексте: [...] Оригинал взят у в Психология мученичества. [...]
tatpiaf
16 май, 2012 15:40 (UTC)
"... чистым хлебом предстать пред Богом».
О. Павел, благословите - я смущаюсь всякий раз, читая послания свт. Игнатия Богоносца: он препятствует усилиям своих чад по возвращению его на служение Церкви, да еще пример подает, который ведь может быть неверно понят и принят как искушение - многими...
"Закрыла" для себя эти сомнения тем, что стараюсь не перечитывать, а вспоминая, отвожу сомнения тем, что: "Церковь его поступок ТАК приняла"... Прости, Господи. Может, что-то еще - утешительное я пропустила?
С благодарностью, Татьяна.
adelgeim
16 май, 2012 19:59 (UTC)
Re: "... чистым хлебом предстать пред Богом».
Трудно себе представить тот пожар, который разгорелся в сердце свят.Игнатия. Мы остыли. В те времена многие жаждали пострадать за Христа. И многие не выдерживали пыток и отрекались. Ставить себя в такое положение рисковано, и Церковь запрещала искать мученичества. Опыт выработался постепенно.
livejournal
16 май, 2012 15:46 (UTC)
Психология мученичества - "... чистым хлебом предстать п
Пользователь tatpiaf сослался на вашу запись «Психология мученичества - "... чистым хлебом предстать пред Богом».» в контексте: [...] утешительное я пропустила? С благодарностью, Татьяна." Оригинал взят у в Психология мученичества. [...]
arassvetov
24 май, 2012 22:10 (UTC)

Каждый акт мученичества подтверждает один и тот же неотменимый факт: наше обязательство перед собственной смертью. Антропологическая граница проходит не через возможность осмысления жизни, но через возможность осмысления смерти. Смерть потому становится смысловым разрешением человеческой жизни, что в человеке нет глубинной предрасположенности к смерти. Вообще говоря, человек не должен бы умирать. Однако неопределенно долгое сохранение витальной фактичности означало бы торжество природного порядка. Смерть приходит как его отстранение, как его превосхождение в чаемом смысловом горизонте. Иисус Христос, не несший в своем естестве начала тления, принял смерть именно для того, чтобы всем нам - одной природы было бы недосточно.
adelgeim
25 май, 2012 07:48 (UTC)
Всё именно так, но оставляет возможность для неоднозначного понимания. Смерть понуждает человека искать в жизни смысл, ибо человек создан для жизни, а не для смерти. Человек стремится к бессмертию. Смерть неизбежна, как итог греха. Бессмертие в пределах природы после грехопадения означало бы торжество не просто материальной, но падшей природы, предел которой полагает смерть. Тело Христово чуждо тления. Он принял смерть, чтобы преобразить нашу природу из греховной и тленной в «причастницу божеского естества».
Не соглашусь, что "мученичество подтверждает обязательство перед смертью". Мученичество говорит о любви и верности, преодолевающих смерть. "Жало же смерти, грех"(1Кор.15.56). Смерть остаётся насилием, и человек не имеет перед ней обязательств, как и перед грехом. Напротив он противостоит греху и смерти, как орудиям насилующей его власти тёмной силы.
arassvetov
25 май, 2012 15:02 (UTC)
Благодарю Вас, отче. Признаюсь, форма выражения меня подводит. Тем не менее, просившаяся к выражению мысль остается стоять предо мной.

Видимо, не нужно обосновывать, что мученичество представляет собой некое свершение. Это исполнение личности. Этот факт неотменим потому, что последним словом, обращенным к Себе и к миру вокруг Себя стало "Свершилось". Затем уже следовали слова, обращенные лишь к Отцу.

Мученическая смерть Иисуса Христа стала исполнением Его жизни. Так река разрешает себя в океане. Так человек разрешает себя в смерти. Но лишь в том случае, если смерть отлилась на пределе его личного усилия. Ницше в этой связи говорил о "своей смерти" и давал ей сравнение - созревший и сорввшийся плод.

Человек всегда понимал - за него некому жить и некому умирать. В то же время, обольщение состоит в фигурах растворения своих обязательств во всеобъемлющей и с ума сводящей анонимности. Это "предложение" (ровно так, как и в совремнной экономике) создает соответствующий себе "спрос". Эта условно понятая жизнь не может разрешаться смертью. Ее типическим "пролонгированием" становится самоубийство, в котором человек не получает своей смерти, поскольку ведет себя воровски.

Закончу цитатой из "Новогоднего" Марины Цветаевой:

Ничего не сделала, но что-то
Сделалось, без тени и без эха
Делающее!

Едва ли кто еще из поэтов так по-взрослому говорил о смерти.

Простите, если слова мои звучат неразумно
alenushka2000
28 май, 2012 11:34 (UTC)
Прочла у кого-то из старцев - "убитых за веру много, но мученики не все".
Будимир Львов
5 авг, 2013 19:33 (UTC)
Царствие Небесное убиенному протоиерею Павлу! Как это читается теперь...
( 36 комментариев — Оставить комментарий )