?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Жаловаться некому.

«Жаловаться некому» Эти слова часто повторял архим. Борис Холчев, духовник Ташкентской епархии. Выслушает жалобы духовных чад, покачает головой и скажет со вздохом: «Жаловаться некому». Пережив гонения и лагеря, похоронив друзей и близких, не вернувшихся из лагерей, он знал по опыту, что человек ничего не может противопоставить насилию государства, которое злоупотребляет правом. Он хранит совесть и полагается на Бога. Когда С.С. Аверинцев называет сопротивление злу христианским императивом, следует уточнить понятие «зла». Мы сталкиваемся с тремя проявлениями зла: грех, смерть и социальная несправедливость.
Грех является источником зла и первой формой насилия. Он порабощает человека насилием собственных страстей. Из противостояния греху выросла христианская аскетика. Святоотеческие творения и подвиги избавляют от необходимости подтверждать аскетическую задачу христианина.
Биологическое насилие падшей природы превозмогает человеческие силы. Сопротивление болезни и смерти зависит от человека столь незначительно, что Бог Сам воплотился, чтобы восстановить нетление человеческой природы.
Третью форму насилия выражает социальная несправедливость. С.Аверинцев говорит об «этике сопротивления, выработанной противостоянием тоталитарным режимам». Эти слова объединяют три проблемы. Тоталитарный режим совершает насилие, во-первых, над жизнью человека, во-вторых, над его совестью, а в-третьих, ставит вопрос о пределах легитимной власти. Границы легитимной власти должны адекватно осознаваться правителями и подданными государства. Для этого существую писаные законы. В последние годы церковная власть перестала уважать каноническое право и применяет необоснованно насилие. Может ли гражданин сопротивляться насилию Левиафана? Может ли христианин сопротивляться насилию церковной власти? Осенью 1970 г. меня привезли из тюрьмы в лагерь. Я почувствовал себя свободным человеком. Нет замкнутого пространства, прогулочного двора с небом в клеточку. Можно ходить в туалет, сколько хочешь, не спрашивая вертухая. Абсолютная свобода предоставлена в пределах территории, обнесённой колючей проволокой: хочешь- гляди на звёзды, хочешь - работай, хочешь- спи.
Утром нас построили по пятёркам. Отворились ворота, и мы вышли на работу под охраной во главе со старшиной. Он был коренастый, плотный, с лицом, не повреждённым интеллектом и эмоциями. Говорил коротко и внушительно. Запомнился первый инструктаж об основах правосознания: «Не вздумайте права качать. Закон, что дышло – куда поверну, туда и вышло. Здесь для вас один закон, вот!» - и он показал нам свой кулак. А потом добавил доверительно: «жаловаться тут некому».
Убеждённостью в своей силе звучит каждый ответ чиновника на вашу жалобу. Убеждённость обоснована беззащитностью граждан перед безнаказанностью чиновника.
-Что ты сделаешь? Напишешь жалобу? Она ко мне придёт, и я тебе отвечу. В суд пойдёшь? Ворон ворону глаз не выклюет.
Правосознание, совесть и сострадание не связывают чиновников. Они руководствуются инструкциями начальства и сложившейся практикой, как волчица инстинктом. Вернувшись с работы в семью, чиновница может оказаться заботливой матерью и ласковой бабушкой. Служебный кабинет – не место для сострадания и человечности. Это железное звено системы, которая чужеродных извергает вон. В противостоянии возможны две опоры: сила и право. Сила на стороне системы. Она обеспечена армией, милицией и спецслужбами. Гражданин не может силой бороться с системой.
Право защищает граждан, пока существует культура правосознания. Советское государство не было правовым. В Российской империи не все могли пользоваться правом. В РФ законы меняются, как погода. Права граждан фиктивны, поскольку в существующей системе их невозможно отстоять.
Не дорого ценю я громкие права,
от коих не одна кружится голова.
Я не ропщу о том, что отказали боги
мне в сладкой участи оспаривать налоги,
или мешать царям друг с другом воевать.
и мало горя мне, свободно ли печать
морочит олухов, иль чуткая цензура
в журнальных замыслах стесняет балагура
всё это, видите ль, слова, слова, слова…(Пушкин А.С.)
Бесправие граждан подтверждает неэффективность правоохранительного аппарата: прокуратура, милиция, суд и исполнительные службы, пронизаны коррупцией и всегда действуют в интересах чиновника. Они работают на политический заказ, защищают богатых и сильных.
Церковная власть и христианин.
Как в осколке зеркала, церковная жизнь отражает дух государственного устройства. Легитимная власть РПЦ в правовых документах не наделяет правами клириков и мирян. Епархиальная дисциплина держится насилием и не уважает право. Новые документы РПЦ ставят епископа над Церковью не пастырем, а собственником овец. Епископ пользуется властью не «по Божественному полномочию». Она ему «принадлежит»! Высшая церковная власть не ограничивает произвол епископа. Он становится богом в своей епархии и соперником Христу. Авторитарный принцип, взамен соборного общения, заморозил церковную жизнь. Звучит один командный голос епископа среди всеобщего молчания. Уклонимся от оценочных суждений, оставаясь на твёрдой почве фактов. Клирики опасаются взаимного общения. Каждый приход живёт замкнутой жизнью. Богатые приходы живут богато, бедные живут бедно. Одним до других нет дела. Всех объединяет страх перед епископом, и он подозревает всех в том, что его не любят. Прежде так относились к уполномоченному Совета по делам религий и фининспектору. Теперь их заместил епископ. Власть епископа в епархии держится на страхе, который изгоняет любовь. Общение подменено комитетами по связям с милицией, армией, тюрьмой, общественностью и проч. В этих комитетах состоят только их председатели. Никакой работы они не ведут и вести не могут. Они никому не нужны и требуются только для галочек в отчёте. Страх, сковывающий клир, обоснован общей беззащитностью перед епископом.
Епископ может пожизненно запретить клирика, лишив его жизнь смысла, которым наполнена его судьба, до самой смерти. Устав не позволяет епископу пожизненные запрещения. Тот же Устав не препятствует епископу безнаказанно нарушать уставные требования. Для лишения сана не нужно совершать канонический проступок. Епископ найдёт повод, часто мнимый и не обоснованный. Можно не лишать сана, а запретить в служении и не снять запрет до конца жизни. Обжаловать действия епископа невозможно, ибо некому. Высшая церковная власть не услышит твой крик и не отзовётся. Человек бесценен.
Жаловатьсянекому. Устав РПЦ позволяет переводить священника с прихода на приход без вины, только «по церковной целесообразности». Такая практика запрещалась в церкви, как неканоническая. В 20-30 годы она допускалась в силу чрезвычайных обстоятельств. Устав закрепил её в качестве нормы. Архиерей назначает священника в разрушенный храм. Священник вкладывает силы, ограничивая во всём себя и свою семью, строит храм, причтовый дом, организует приходскую жизнь. Когда храм восстановлен и приход создан, епископ посылает священника в другой разорённый приход. Восстановленный храм получает родственник или фаворит епископа. Ему не приходится нести труды и ответственность. Он получает доходы. Восстанавливая храм, создавая приход, священник живёт в страхе, боясь потерять приход, либо не тратит бесполезных усилий, обеспечивая своё личное благополучие.
Жаловаться некому.
Устав исключает социальную защиту клириков, переложив на государство эту обременительную задачу. Ценностью обладает социальная функция. Человек ценен, если он - епископ. Клирик или мирянин не имеет ценности. Социальной защите епископов посвящены три статьи гл.10 Устава РПЦ.
Ст. 24 предоставляет многократный отпуск без - и по разрешению церковной власти.
Ст.25 назначает архиерейскую пенсию в дополнение к государственной.
Ст.26 оговаривает время и условия ухода епископа на покой. Иное дело- клирики. Предоставление отпуска священнику оставлено на волю епископа (Устав11,21). Члены причта не могут покидать приход без разрешения епископа(Устав 11,28). Исключения не предусмотрены (болезнь, смерть близких, рождение внуков и проч.)
Устав не упоминает о судьбе престарелых и заштатных клириков. Никаких прав им не предоставляет. Время ухода на покой определяет епископ. Не можешь нести нагрузку наравне с молодым – уходи: ни уважения к возрасту, ни сострадания к немощи. Равнодушие к старикам доходит до жестокости. С выходом за штат священник теряет права священнодействовать и даже причащаться в алтаре. «Мавр сделал своё дело, мавр может уйти». Утрачен святоотеческий принцип: «Не малый грех для нас лишать епископства, кто благочестиво и непорочно приносили дары. Блаженны пресвитеры, которые ранее прошли свой путь. Ибо им нечего бояться, что они будут удалены от назначенного им места»(Св. Климент Римский. «1Посл. к Коринф.» XLIV,4-5).
Архимандрит, служивший духовником монастыря 30 лет, уходит за штат и поселяется у старого друга, служащего на приходе. Церковная традиция сохраняет за священником право священнодействовать, пока позволяют силы. Архимандрит приносит епископу отпускную грамоту, но епископ запрещает священнодействовать, а настоятелю говорит: «чтоб ноги его в храме не было». Старому священнику негде причаститься. Если епископ благословения не даёт, остаётся подходить к чаше с мирянами. Каждого священника ждёт такая участь. Со страхом встречает священник юбилей 50-летнего служения. Жаловаться некому.
Особенно отвратительно смотрится эта циничная практика на фоне ритуального многословия о любви, милосердии и сострадании к человеку.

Comments

( 11 комментариев — Оставить комментарий )
larisa_vaneeva
10 дек, 2009 15:56 (UTC)
Понятно, что нужен новый Устав.
Какова процедура его создания и принятия?
adelgeim
10 дек, 2009 22:48 (UTC)
Какова процедура создания и принятия устава?
Согласно действующему Уставу, Устав РПЦ МП принимает, вносит в него изменения и дополнения Архиерейский собор(Устав РПЦ,гл.3; ст.4 п.б).
На обсуждение церковного народа Устав не выносят. В Архиерейском соборе участвуют только архиереи. Мнение церковного народа не выслушивается и во внимание не принимается. Народ обязан подчиняться установленной Уставом дисциплине.
larisa_vaneeva
11 дек, 2009 16:56 (UTC)
Re: Какова процедура создания и принятия устава?
Спасибо, батюшка, за разъяснение.

кажется, что замкнутый кандальный круг, но выход из него должен быть непременно и будет!

= маленький пример: в 90-е годы на меня в одном из подмосковных храмов наорали за идею о Воскресной школе; теперь и уже давно Воскресная школа у них есть

= еще несколько лет назад твердила о том, что в храмы надо не дорожки новые покупать, а книги для детей и взрослых, теперь, благодаря новому Патриарху заговорили о катехизации молодежи, впрочем, даже шутят "о катехизации и молодежи"

так что подвижки есть, только всё медленно делается, так медленно, что и успеешь поотчаиваться и ощутить полное бессилие, тут-то вдруг Господь всё и устрояет Сам

мне даже приходила мысль, что пострадать Вам пришлось именно для того, чтобы Вы написали такие замечательные статьи, которые чрезвычайно сейчас нужны, чтобы понять, что к чему и разобраться (таким, как я)
(Удалённый комментарий)
zkuzko
10 дек, 2009 17:50 (UTC)
Любая человеческая организация, имей она столько недостатков, сколько имеет Православная Церковь, уже давно бы развалилась. Стало быть не только в человеческом измерении живет наша Церковь. Ну и потом, не все так плохо. Есть у нас и епископы, и священники, и миряне живущие со Христом и Евангелием.
zkuzko
10 дек, 2009 17:47 (UTC)
Вы верно описали ужасы церковной жизни и бесправное положение рядового священника. Вот только я не думаю, что это описывается через категории "социальная несправедливость". Причина такого неустройства церкви, как мне кажется, та же, что и везде - грех.
"Социальной несправедливость" не есть проявление зла. До Христа были рабы, однако он не боролся с рабовладельческим строем. Не освобождал Иудею находящуюся под гнетом социальной несправедливости римской империи. В патериках мы читаем истории, как монахи-духовники отправляли своих монахов-духовных чад обратно в рабство из которого те только что бежали.
Бороться с "социальной несправедливостью" в церкви на уровне Устава может и можно, но мне кажется мало эффективно. Пока Христос не станет в основании жизни каждого члена Православной Церкви: от мирянина до епископа, будет продолжаться "социальная несправедливость".
adelgeim
10 дек, 2009 23:27 (UTC)
Социальная несправедливость не есть зло.
Не могу с этим согласиться. Социальной несправедливостью я называю пренебрежение к человеку и его участи. Если государство декларирует в Конституции свою заботу о гражданине, как единственную обязанность свою, неужели церковь может оставить христианина вне круга своей заботы? Из того, что Христос не выступал против рабства не следует, что рабство - это хорошо. Христос не выступал против войны, насилия, коррупции и проч. Про духовников, которые возвращали рабов обратно к хозяевам, я в патериках не читал. Римляне оккупировали Иудею. Вопрос о социальной справедливости иудеи не поднимали. Речь шла о национальном освобождении и государственной самостоятельности. Всё это вопросы политики, которых не касался Господь. Можно ли осуждать тех, кто боролся против рабства? Бичер Стоу написала книгу "Хижина дяди Тома", и это был значительный вклад в борьбу с рабством. Гуманизацию государства и общества можно только приветствовать. Как же не будить в церковном обществе заботу о человеке и внимании к нему? Разве церковь не должна быть человечной?
zkuzko
11 дек, 2009 11:40 (UTC)
Re: Социальная несправедливость не есть зло.
>Социальной несправедливостью я называю пренебрежение к человеку и его участи.
"Был голоден и накормили Меня, был в темнице и не посетили меня". Я понял о чем вы говорите, просто за термином "социальная несправедливость" столько уже закрепилось смыслов, которые не позволяют адекватно использовать это словосочетание. Теже большивики тоже боролись с социальной несправедливостью.
Слава Богу, Господь нас не будет судить по справедливости, а по любви. Вот и нам бы иметь такую любовь как имел Святитель Павлин добровольно покорившийся социальной несправедливости

"Святитель Павлин, епископ Ноланский, на искупление своих соотечественников из плена у вандалов роздал все свое имение и остался решительно без ничего. В это время явилась к нему одна вдова и попросила, чтобы он дал ей денег на выкуп из плена ее сына. Угодник Божий обыскал все углы своей келии, думая найти хоть что-нибудь, но не нашел ничего. Выйдя к просительнице, он сказал: “Поверь, что дать тебе мне нечего, кроме самого себя. И потому, если хочешь, возьми меня, как раба, продай, а сына возврати.” Вдова приняла было слова епископа за насмешку, но он убедил ее в их искренности, и они вместе пошли во Фракию к зятю вандальского царя, князю, у которого сын вдовы был в плену. Встретив князя, скорбная мать сначала, не упоминая о Павлине, пала к его ногам и стала просить, чтобы он сжалился и отпустил ее единственного сына. Но когда слезы и мольбы не помогли, она указала на святого и стала просить князя, чтобы он обменял Павлина на ее сына. Благообразное лицо святителя понравилось князю, и он спросил Павлина: “Знаешь ли какое-нибудь ремесло?” — “Не знаю, — был ответ, — могу только возделывать огород.” Тогда царский зять оставил его у себя, а сына возвратил вдове. И вот Божий архиерей сделался огородником: выращивал овощи, подавал их к столу своего господина и в такой службе пробыл долгое время."

Из Отечника проповедника.

Ну а так я с вами полностью согласен - Церковь должна быть человечной, только я не думаю, что это возможно достигнуть с помощью изменения Уставов. Исходя из своей ограниченности я пока вижу только один путь - начать с себя.
adelgeim
11 дек, 2009 12:38 (UTC)
вижу только один путь изменения - начать с себя.
Начало не только хорошее, но и необходимое. Система тоже нуждается в очеловечивании. Не стану приводить примеров, когда изменения в системе улучшают нравственный климат общественной жизни. Вселенские каноны формировали церковное устройство так, чтобы оно наиболее соответствовало духу Евангелия. Структура церковной жизни должна помогать возрождению и спасению человека, а не противодействовать. Нам не дана власть что-то изменить, но мы имеем заповедь Спасителя: "свидетельствуй о зле" (Ин.18,23). Ученикам своим Господь говорил: "вы- свидетели Мои". Наш долг свидетельствовать о зле, если мы видим его в церковном устройстве, чтобы оно не разрушало образ жизни христиан, не роняло авторитет церкви, не губило судьбы людей. Организовать церковную структуру на Вселенских канонах не менее важно, чем устроить духовную жизнь христианина на евангельской основе.
kirill_vlasoff
10 дек, 2009 21:55 (UTC)
спасибо Вам, отец Павел, что нам есть кому пожаловаться.
venceslav
11 дек, 2009 13:23 (UTC)
Жаловаться можно Иисусу Христу, Он всегда справедлив.
ierdionisy
11 дек, 2009 13:39 (UTC)
св. прмц. Елизавета на вопрос о том, где искать правду, советовала - на Небе...
( 11 комментариев — Оставить комментарий )

Profile

я
adelgeim
священник Павел Адельгейм
Website

Latest Month

Ноябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner