священник Павел Адельгейм (adelgeim) wrote,
священник Павел Адельгейм
adelgeim

Categories:

Следственный изолятор КГБ в Ташкенте

Репрессивный аппарат занимал в Ташкенте огромный квадрат в четыре квартала. Центральным входом служили железные ворота, наглухо встроенные в стену пятиэтажного дома. Подъезжал «чёрный ворон», старшина звонил по радиотелефону, ворота разъезжались, и акулья пасть поглощала въехавший "воронок". Внутри был обычный двор-колодец, обнесённый пятиэтажными стенами. Тюрьма располагалась в подвале следственного Управления КГБ. Узкие ступени вели вдоль наружной стены к двери, расположенной на два метра ниже уровня земли. Ступени были обнесены решётками, двери блокированы. За дверью было вытянутое помещение для приёма «насельников». Перегородка справа выгораживала место обыска. На полу высокая деревянная решётка, чтобы ничего не выбросил при обыске. Раздевали донага, исследовали швы одежды, обуви и отверстия в теле. После процедуры обыска «новичок» представал перед старшиной и составлялась анкета. Далее предоставляю слово моему соседу по камере, с которым подружились и провели вместе несколько лет в тюрьме и лагере, Изе Котову. "Старшина спрашивает, я отвечаю на его простые вопросы, и вдруг: открывается шкаф в дальнем углу и оттуда выходит Фантомас двухметрового рост, подходит ко мне, хватает за плечи и тащит меня в шкаф: «пройдёмте». Я похолодел и спина взмокла. Он втаскивает меня в шкаф, а внутри - железная дверь. Фантомас отпер её, и мы оказались в тюремном коридоре. По обоим стенам ряд железных дверей. Он открыл ближайшую дверь, втолкнул меня, дверь залязгала и заперлась. Огляделся: небольшая камера, оштукатуренные «под шубу» стены, на высоте двух метров торчат из стен железные крючья. Я с ужасом стал искать по полу пятна крови». Изя, конечно, сгустил краски. Вполне понятно, это были его первые впечатления о тюрьме, которая у всех вызывает страх. Всё оказалось не так ужасно. «Фантомасом» был Гриша, действительно могучего телосложения студент юридического факультета, подрабатывавший в охране. Какой цели служили крючья в стене, установить не пришлось, а дверь во внутреннее помещение тюрьмы действительно замаскировали под шкаф. Гораздо большее недоумение вызывал контраст неприступности фасадных ворот с полной безалаберностью другой стороны двора. Там тоже было двое ворот. Одни закрывались по субботам и воскресениям, а другие никогда не закрывались. В них одной створки совсем не было. Через эти хозяйственные ворота можно было приблизиться к Управлению в любое время дня и ночи. Охраны не было. Между двумя воротами строили здание, ездили машины, сновали рабочие. У меня была возможность под стеной следственной тюрьмы общаться со знакомыми, приходившими из города, и даже с прихожанами, приезжавшими из Бухары. Слава советской тюрьме, самой демократичной в мире!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments