священник Павел Адельгейм (adelgeim) wrote,
священник Павел Адельгейм
adelgeim

Category:

8. Ревность

В едином организме семьи принцип справедливости угасает. В этике супружества справедливость становится искушением, которое приходится постоянно преодолевать жертвенностью. Справедливость является тем нижним пределом любви, за которым этические отношения погружаются в правовые. Когда оскудевает любовь, наступает право. Задача супруга не в том, чтобы получить "свое" от другого. "Любовь не ищет своего"(1 Кор.13, 5). Нравственная задача супружества в том, чтобы подарить себя другому без оглядки и сожаления. "Блаженнее давать, нежели принимать" – сохранились в церковном предании не записанные слова Христа.
Справедливостью дышит буржуазная норма наемничества. Наемник служит за плату. Справедливо, когда плата пропорциональна выполненной работе. Такой принцип оправдывает себя в деловых отношениях, но не в супружеской любви. На справедливости строится "хищная" любовь, которая ищет "своего". Она ищет не принадлежать другому, а обладать другим. Она обращает другого в свою собственность. Она любит ради себя, а не ради него. Теряя другого, эгоистичная любовь скорбит не о нем, а о своем убытке. Вместо сострадания такая любовь выражает себя в ревности. В ревности сублимируется инстинкт собственничества. Злорадную любовь изображает Лермонтов:
Когда печаль слезой невольной
Промчится по глазам твоим
Мне видеть и понять не больно,
Что ты несчастлива с другим.
Незримый червь незримо гложет
Жизнь беззащитную твою
И что ж? Я рад, что он не может
Тебя любить как я люблю.
Но если счастие случайно
Блеснет в лучах твоих очей,
Тогда я мучусь горько, тайно,
И целый ад в груди моей.
В современной литературе ревность зачастую изображается как законное переживание оскорбленной любви. Отелло, Паяц, Алеко вы¬зывают сочувствие и симпатию в современном сознании. Такое об¬щественное сознание отразилось даже в уголовном законодательстве. В случае убийства и жестокости ревность служит смягчающим обстоятельством. Альтернатива ревности встречается в литературе реже. У Пушкина находим в качестве альтернативы для ревности великодушие, способность любящего пренебречь собой, сорадоваться счастью любимого:
Я вас любил. Любовь ещё быть может
В душе моей угасла не совсем
Но пусть она вас больше не тревожит:
Я не хочу печалить вас ничем.
Я вас любил безумно, безнадежно
То робостью, то нежностью томим,
Я вас любил так искренне, так нежно,
Как дай вам Бог любимой быть другим.
Еще пронзительнее выражено бескорыстие любви как альтернатива ревности в стихах Блока:
Буйный ветер играет терновником
Задувает в окне свечу.
Ты ушла на свиданье с любовником
А я снесу, а я стерплю, а я смолчу.
Ты не знаешь кому ты молишься.
Он играет, он шутит с тобой...
Великодушие и бескорыстие любви должны быть христианской альтернативой справедливости и ревности. Такая любовь основана на само¬пожертвовании. Она не говорит: "Ты - мой". Она говорит "Я - твой!" Любящий - не собственник, а собственность другого. Любящий не берет другого для себя. Он отдает себя другому, ничего взамен не требуя. Это заведомо несправедливо.
"Положи меня, как печать, на сердце твое,
как перстень, на руку твою.
Ибо крепка, как смерть, любовь:
Люта, как преисподняя, ревность". (Песнь Песней" 8, 6).
Свое пожелание вам выскажу словами апостола Павла. Эти слова мне кажутся заповедью, определяющей самое существо супружеских отношений: "Друг друга тяготы носите и так исполните закон Христов" (Гал. 6, 2). Если каждый из вас исполнит эту заповедь, то несомненно оба будете счастливы.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments