священник Павел Адельгейм (adelgeim) wrote,
священник Павел Адельгейм
adelgeim

Categories:

«Смерть Приходам». Часть 2.

Нарушение гражданских законов.
Получив государственную регистрацию, юридическое лицо и право собственности, приход обязан действовать на основании Устава, который утверждается учредителями и должен отвечать требованиям гражданского законодательства РФ (ФЗ-125, 10.1).

1. Добровольное объединение.
УП признаёт местную религиозную организацию «добровольным объединением граждан РФ» (ст.1.1), в соответствии с Конституцией РФ, ст.30 и ФЗ-125, ст. 6.1; ст.8.1; ст.8.6.
При этом УП предоставляет епископу право «единоличным решением принимать и исключать членов Приходского собрания, частично или полностью заменять его состав по собственному усмотрению» вплоть до полной «ликвидации прихода» (Устав Прихода ст.5.1; ст.7.3; ст.12.3). Такое право упраздняет добровольность объединения и вводит дискриминацию граждан. Объединяться вправе только те граждане, которым разрешит архиерей? Право, предоставленное епископу (УП ст.7.3) противоречит законодательству РФ и ущемляет права граждан.

2 Принцип учредительства.
Закон «О свободе совести и религиозных объединениях» вводит принцип учредительства для:
1. возникновения религиозной организации (ФЗ-125, ст.8.3; ст.9.1),
2. утверждения устава и подачи документов на регистрацию (ФЗ-125, ст.10.1; ст.11.5; ст.12.1).
3. ликвидации религиозной организации (ст.14.1).
Признавая, что «Приход учреждается гражданами» (УП, ст.2.2), УП упразднил понятие и функции «учредителей» из текста, а учредителей вывел из Приходского собрания (УП, 7.2), передав функции учредителей епископу, который:
1. утверждает Устав, состав и протоколы Приходского собрания (УП, 5.1)
2. изменяет состав прихода и вправе его ликвидировать (УП, 7.3; 12.3).
Вопреки закону, УП произвёл фактическую замену учредителей прихода с группы граждан на централизованную организацию РПЦ МП в лице епископа, который приобретает права, предоставленные законом учредителям с вытекающими последствиями для прав и обязанностей членов Приходского собрания. УП нарушает нормы закона ФЗ – 125 и ущемляет права граждан.

3. Право собственности.
Закон наделяет местную религиозную организацию правом юридического лица и правом собственности (ФЗ-125, ст.8.1-2; ст. 21,1-5).
УП признаёт право собственности, предоставленное приходу: «Приход является юридическим лицом, обладает на праве собственности, безвозмездного пользования или на ином имущественном праве обособленным имуществом. Приход несет самостоятельную ответственность по своим обязательствам» (УП, ст.11.1- 11; Ст.1.5).
Из следующей статьи Устава мы узнаём, что собственность принадлежит не приходу, а РПЦ: «имущество, принадлежащее Приходу на праве собственности или ином имущественном праве, является имуществом РПЦ» (УП, ст.11.7). У одной собственности не может быть два владельца.
РПЦ «устанавливает единый порядок владения, пользования и распоряжения недвижимым и особо ценным движимым имуществом Прихода, а также критерии отнесения…к особо ценному имуществу» (УП, ст.11.8).
Право прихода пользоваться и распоряжаться имуществом, принадлежащим приходу на правах собственности, ограничено «предварительным письменным разрешением Епархиального архиерея». Приходу запрещено совершать сделки (УП, ст.11.8 – 11.9).
Если приход уходит из юрисдикции РПЦ, его ликвидируют решением архиерея (УП, ст. 12.3), движимое и недвижимое имущество «переходит в собственность Епархии (УП, ст.11.12-13).
Приходское собрание не может заявлять никаких прав на приходское имущество и средства» (Устав РПЦ гл.11,ст.7).
Все субъекты права признают право собственности: владение, пользование и распоряжение имуществом. Нельзя лишать собственности без согласия владельца или санкции закона (в случае конфискации). Судебные приставы лишают собственности на основании судебного решения, а не автоматически, как записано в УП.
Устав лишает собственности без судебного акта и ограничивает собственника во владении и управлении собственностью «письменным разрешением архиерея», который не является собственником приходского имущества. Такое лишение прав не имеет законной силы.
Все формы собственности защищаются равным образом (Конституции РФ, ст.8 ч.2). Если РПЦ МП может лишать приход собственности, приход либо не имеет собственности, а нёс лишь бремя содержания имущества за обязанное лицо - Патриархию, либо право собственности прихода не защищено от посягательства, вопреки Конституции.

4. Запрет обжалования.
«Клирики и миряне не могут обращаться в органы государственной власти и гражданский суд по вопросам, относящимся к внутрицерковной жизни, включая каноническое управление, церковное устройство, богослужебную и пастырскую деятельность» ( Устав РПЦ, 1.9).
Юридический смысл запрета ничтожен, поскольку противоречит Конституции РФ: «Никто не может быть лишён права на рассмотрение его дела» (Ст.47, 1). «Все равны перед законом и судом» (Ст.19,1-3).
Взамен правовой защиты, Устав РПЦ гл.7 вводит «Церковный суд», не получивший юридического статуса. «Единая судебная система РПЦ» (Устав РПЦ, гл.7 ст. 1-3) осуществляет «судебную власть» вопреки Конституции РФ (Ст.118, п. 2,3) и Федеральному закону «О судебной системе РФ» (Ст.1 и 4, п.1).
Перед этим карательным органом даже не поставлена задача правосудия! (См. «Положение о церковном суде» ст.2: «Предназначение церковных судов»). «Положение о церковном суде» наделяет судей властью: «Полнота судебной власти в епархиях принадлежит епархиальным архиереям» (ст.3, п.2), но не защищает права подсудимых. Клирики и миряне РПЦ не получили прав в суде и лишены правовой защиты. Суд идеологизирован, и не может принимать беспристрастные решения (Вопреки, Карф.16).

5. Смысл принятых изменений.
Устав должен описать каноническим языком «как должно поступать в доме Божием, который есть Церковь Бога живого, столп и утверждение истины» (1Тим.3.15). Язык церковных канонов хранит многовековое предание, каждый раз по-новому раскрывая образ Церкви в конкретных исторических условиях. Приход имеет литургическую природу и являет, подобно иконе, богочеловеческую сущность Церкви. Канонический идеал прихода выражает евхаристическая община христиан, состоящая из клира и мирян под управлением епископа. Евхаристическое собрание рождается из екклезиологического лона для осуществления сотериологической задачи: «Я пришёл не судить мир, но спасти мир» (Ин.12,47).
Верую…во единую, святую, соборную и апостольскую Церковь. Из апостольства Церкви, согретое Духом Святым, вырастает соборное единство, основанное на любви и свободе.
«Огонь пришёл Я воврещи на землю, и как хотел бы, чтобы он возгорелся»! Огонь преображённой жизни во Христе гасит бюрократическая структура, стирая личное начало и замешивая, как зёрна, в общую кашу.
Закон ФЗ -125 сформировал условия, допускающие создание литургической общины, но в горниле РПЦ МП выплавилась структура, не отражающая канонический уклад. Какие основания считать этот Устав христианским? Устав не знает слов: «Бог» и «человек»; «христианин» и «спасение»; «благодать» и «свобода»; «любовь» и «личность»… Этих слов нет в документе, изложившим канцелярским языком задачи, не имеющие богословского и канонического смысла.
Из «добровольного объединения граждан» УП организовал новую форму прихода на неканонической основе. Такой приход имитирует общину, лишённую прав, голоса и собственности, управляемую вертикалью власти на принципах насилия, корысти и страха. Евхаристическая община не живёт на таких принципах. УП описывает безличную структуру, в которой человека заменили функции и должности.
Добровольное объединение отменено. Епископ объединяет своей волей.. кого захочет. Учредительство местной религиозной организации передано епископу. Самоуправление прихода заменено непосредственным правлением епископа. Имущество прихода отдано в собственность РПЦ и управление епископу.
Формально приход сохраняет юридическое лицо, но лишён прав юридического лица. Обжалование архиерейских злоупотреблений запрещено Уставом и практически невозможно.
Возглавление прихода архиереем направляет все денежные потоки в одно епархиальное русло. Распределение благ сосредоточено в руках епископа. УП воплотил идеи Рэя Бредбери из книги «451 по Фаренгейту».
«Добровольное объединение граждан», подменено насилием над личной свободой и никого не объединяет. Община расколота, её члены разъединены. В парализованном теле прихода жизнь теплится не благодаря, а вопреки наручникам устава, сковавшим приход. Паралич прихода ещё не смерть. Это путь к смерти.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →