Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

я

Письмо митрополиту Евсевию от Веры Адельгейм в защиту своего мужа протоиерея Павла Адельгейма.

29 марта 2008 г.

Высокопреосвященному
Митрополиту Евсевию

Копия:

Высокопреосвященному
Митрополиту Клименту

Крик души.

(Открытое письмо)

Запел петух, и вспомнил Пётр слова

Иисуса, и горько заплакал (Мф. 26, 74-75).

Пишет жена свящ. Павла Адельгейма, прослужившего 50 лет в РПЦ, претерпевшего репрессии, пострадавшего до крови от безбожной власти, а ныне без вины и без суда гонимого Русской Православной Церковью Московской Патриархии в Вашем лице.

Как и Вы, я родилась в глухой деревне. Мой отец и четыре родных дяди погибли на фронте, отдав жизнь за веру и Отечество. Ещё четыре дяди прошли войну, получили генеральские и полковничьи погоны и ордена. Два дедушки дошли до Берлина. Меня воспитывали в строгих правилах. Дедушка оставил три наказа: "не воровать, не лгать, не сквернословить". Храню их с юности. В 17 лет окончив школу, вышла замуж и уехала в далёкий Ташкент, где жили с мужем в райских кущах тепла и любви удивительных священников и епископов.

Когда о. Павел построил в Кагане храм и его арестовали, я осталась с тремя детьми без средств. Меня не бросили, хотя все жили в нужде. Владыка Ермоген из Жировицкого заточения посылал часть пенсии. Свящ. Милий Руднев, имея семерых детей, помогал. Многие делились последним. Я не чувствовала себя покинутой, надеясь на Бога и добрых людей. Советская власть выселяла меня из квартиры с детьми, Бог не дал в обиду. Время было другое, Церковь тоже была другая.

Мы были счастливы, пока не встретили Вас. Когда Вы пришли, жить стало страшно. У Вашей ненависти нет причины. Она сжигает Вас изнутри геенной огненной. Свящ. Андрей Таскаев приписывает о. Павлу "манию преследования". Мания не у него, а у меня. Каждый раз, когда останавливается автомобиль, приходит письмо, звенит звонок, у меня падает сердце, как при арестах 1937 года. Память смертная не покидает ни днём, ни ночью все эти годы.

Сердце болит не зря. "Новая газета" спрашивает: "Неужели "заказали" священника?" (№53 за 2003г.). Покушение на о.Павла Адельгейма вызвала публикация архиерейских проклятий в "Благодатных лучах" (№2 за 2003 г.). Кто подослал убийцу, развинтившего рулевую тягу? Кто заказал убийство, забыв Бога? "Живущий на небесах посмеётся им"! (Пс.2,4). О. Павел остался жив!

О.Сергий Иванов пришёл завоевателем в мирный приход. Пренебрегая традициями храма, сложившимися за 20 лет, разжигает пожар. Надо разорить приход? Уничтожить "дух и жизнь?" (Ин.6, 63).

В Прощёный день Иванов оправдывался перед народом: "не по своей воле я пришёл. Владыка велел: либо клади крест на стол, либо иди в Мироносицы".

В прошлом году Вы посылали его разгонять Иоанно-Предтеченский приход: свящ. Андрей Давыдов ушёл из епархии, его община распалась и разбрелась по чужим храмам.

Иванов похвастался: "Не раз меня командировали наводить порядок в чужих приходах". Если дух общины и настоятель не нравятся, Вы разгоняете приход. По этой причине пора отцу Павлу собираться в скорбный путь, конец недалёк. А прихожанам куда бежать?

За 15 лет преследований Вы разрушили всё, во что вложена душа и десятки лет жизни: отняли три храма, школу, приют инвалидов, производство, здоровье и покой семьи, создали вокруг о.Павла искусственную изоляцию - менее стойких Ваше "пастырство" доводит до болезни и самоубийства.

Прот. Евгений Борода из г. Дно повесился, лишившись прихода, в котором прослужил 45 лет - всю жизнь со дня хиротонии.

Запрещение подкосило здоровье игумена Романа Загребнева: инсульт, отнялись ноги. 10 лет запрещения приковали к постели свящ. Владимира Андреева. Сколько их загубили? Зачем?! Какой конец назначили о. Павлу? Он выдержит и устоит!

Труднее выжить мне с непроводимостью сердца и кардиостимулятором. Ваши интриги и происки изранили сердце. Не упрекнёшь: чужими руками зло делаете. Отсюда слово "злодей". Заказчика труднее обвинить в преступлении, чем исполнителя.

Вернувшись из тюрьмы без ног, муж пришёл к епископу в чужой рясе, на берёзовой ноге. Архиерей растрогался и наградил его наперсным крестом, который Вы намерились отнять.

Безбожники гнали. Теперь репрессирует митрополит РПЦ. Вы превратили РПЦ из Церкви мучеников в Гонительницу. Не удивительно. Господа Иисуса тоже гнали и распяли архиереи. "Распни, распни!" - кричали, жаждая крови Сына Божия. Всё повторяется. Теперь архиерей губит народ Божий.

О. Павел не первый и не последний. Вы со многими расправились. "Тать не приходит, разве да украдет и убиет и погубит" (Ин.10, 10). Вам 69 лет. Задумайтесь о старости и смерти - время не остановить! Петух уже кричит! Много дано - много спросится.

У каждого своя судьба. Вы приносит человеческие жертвы. Мы - Ваши жертвы – вместе с Вами предстанем на суд Божий: белый клобук не убелит пастырские преступления.

Простите! До встречи на Страшном Суде Божием.

29 марта 2008 г. Вера Адельгейм.

www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=61592

Я (i-z-o) звонил Вере Адельгейм и Она подтвердила подлинность письма.

И вот угрозы исполнились, через 5 лет о.Павел был убит и кто заказал догадайтесь сами......
я

Изменяемое и неизменное.

Языческий мир (все народы, кроме иудеев), в том числе греческий и римский мир, признавал многоженство и наложничество, однополые отношения, скотоложство и проч. Сексуальную свободу ограничивали только правовые последствия, возникающие для имущественных, наследственных, потомственных отношений. Христианская традиция внесла запреты и строгий порядок в условия брака:
1. Соединение двух полов – мужчины и женщины. Это условие диктует продолжение рода. Однополые браки ведут в тупик.
2. Запрещается кровосмешение. Муж и жена не должны быть из одного рода. Продолжение рода требует обновления крови, иначе начинаются генетические болезни и вырождение.
     
Христианская традиция упорядочила брачные отношения в культурном пространстве Европы и России. Возникали издержки. Например, ограничены в правах «незаконнорожденные» дети. Для православной России выглядело странно, что дети расплачиваются своей судьбой за грехи родителей. К издержкам христианского брака можно отнести право господина учреждать браки крепостных. Это изуверство возвели в норму. Церковь обходила такие проблемы молчанием.
     
Обе проблемы разрешились через изменение общественного сознания. Государство провело реформы, отменило крепостное право и уравняло в правах граждан, рожденных в браке и вне брака. Эти изменения вполне отвечают христианской этике.
В настоящее время меняется отношение общественного сознания к браку. Новые поколения считают брак устаревшей формой отношений, ищут новые формы: свободную любовь, брачные контракты, однополые браки и проч. Христианское, иудейское и мусульманское сознание не принимает однополый брак и считает грехом. На первых порах советское государство пыталось заменить семидневную неделю на пятидневную. Ничего не получилось. Человеку изначально присущ некий жизненный ритм, который нельзя изменить. Гражданская позиция разошлась с церковной по поводу календаря. Западная церковь приняла Григорианский календарь, разделив Православный и Католический мир. До Петра I в России жили по единому календарю государство, церковь и школа. В 1700 году Петр I перенес Новый год на 1 января. Церковь и школа продолжали праздновать Новый год первого сентября. Ленин ввел Григорианскую поправку на 14 дней. Гражданский, церковный и школьный Новый год разделились. Церковь твердо держится Юлианского календаря, сохраняя консервативные позиции, которые имеют под собой авторитетные и разумные основания. В.В. Болтов полагал, что Православная церковь исполняет важную миссию, сохраняя Юлианский календарь, чтобы обеспечить остальному миру возможность вернуться к нему, как гораздо более удобному во всех отношениях. Установившиеся веками традиции постепенно меняются, но в пределах, не позволяющих повредить самой сущности человека.
     
Можно ли нравственные проблемы решать средствами права? У этики есть свой судья – совесть. Она может решать свои внутренние проблемы И оперирует такими категориями как любовь и долг, свобода и ответственность. Общественные проблемы совесть не решает. Она не имеет формальных критериев и требует либо правовой или религиозной опоры и санкции. Законы указывают границы свободы и долга, права и ответственности. Правительства разных стран, живущих в одном культурном пространстве, пока не пришли к единому мнению в признании однополых браков, их правовой и моральной допустимости. Постепенно государства одно за другим признают их. Правовое государство предоставляет гражданину право свободно выбирать возлюбленного. Как ни удивительно, христианские общества тоже поддерживает регистрацию, и даже венчают однополые браки. Общественное сознание подвергается существенным изменениям. Преступление не всегда бывает грехом, а грех не всегда является преступлением закона.
       
Сознание неизбежно меняется со временем, что-то теряется, что-то приобретается. Меняются эпохи, меняются условия, меняются отношения. Однако есть в человеке неизменная сущность, которой опасно касаться. Это как капитальные стены в доме. Перегородки можно ставить и убирать, а капитальные стены нельзя трогать, иначе дом рухнет. Библейские основы брака сохранятся, пока существует человек. Наряду с ними могут существовать другие отношения на правовой основе. Они противоречат божественному Откровениюне и не получат церковной санкции. Поначалу они не вписываются в традиционное сознание, но со временем могут быть приняты, как новые нормы гражданской жизни. Одни несут в себе очевидные опасности, возвращая наше сознание в тот языческий мир, из которого нас некогда вывело христианство - мир неограниченных сексуальных утех. Другие нормы исправляют древние заблуждения.

я

Светское государство и РПЦ.

Спор об однополых браках в православном государстве может решиться только отрицательно. Особенно, если регистрации актов гражданского состояния будет передана в ведение РПЦ. Светское государство «гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности… и т.д» (Конституция, ст.19). Равноправие в светском государстве допускает однополые браки на правовой основе. Это противоречит этическим принципам, выросшим из библейского Откровения. Поэтому все религии, выросшие из Библии: иудейство, христианство и мусульманство – отвергают однополые браки.
       
РПЦ не допускает однополые браки на религиозно-этическом основании. Она определяет идеологию РФ, смешивая правовую проблему с этической. Вопрос не стоит об однополых браках. Этот факт существует независимо от признания его государством. Такие отношения существовали всегда, даже когда были запрещены уголовным законодательством. Пары преследовались, но жили. Речь идет об их легитимации. Если уголовный запрет на отношения между однополыми парами снят и отношения разрешены, спор о возможности их регистрации становится бессмысленным. С религиозной позиции недопустимо признание таких отношений в качестве этической нормы. С правовых позиций не высказаны аргументы, препятствующие светскому государству регистрировать такие отношения. Запрет регистрировать однополые браки свидетельствует, что РФ исходит не из правовых, а из религиозно-нравственных предпосылок, то есть является православным государством.    



я

Где уголок для оскорбленных чувств?

               Вон из Москвы!
               
Сюда я больше не ездок!
               
Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету,
               Где оскорбленному есть чувству уголок!
               
Карету мне! Карету!
  Чацкий полагает, что его чувства оскорблены. У него не возникает желания отомстить оскорбителям его чувств. Восстановление справедливости он находит в бегстве из Москвы, уклад и нравы которой оскорбили его чувства. Чацкий уезжает, разрывая отношения с Москвой и ее обитателями. Он ищет приют, где поймут его чувства, разделят и поддержат. Дума не разделяет позицию Чацкого. Дума полагает, что надо не бежать от оскорбителей, а расправиться с ними полицейскими мерами и защитить «чувств верующих» уголовным законом. Такую точку зрения поддерживают авторитетные представители РПЦ МП. Игумен С.Рыбко и прот. Д.Смирнов полагают допустимым применение физической силы – «освятить руку ударом».
   
Под определение «верующих» подпадают граждане, которые не отличаются от прочих граждан РФ формальными признаками.  При помощи «чувств» нельзя объективно выделить круг граждан, оскорбление чувств которых влечет уголовную ответственность. Чувства принадлежат интимной сфере человеческой жизни. Только сам человек может судить об «оскорбленности своих чувств». Софья и Молчалин, Фамусов и Скалозуб - не имели умысла оскорбить чувства Чацкого. У него хватило ума это понять. Может, потому и горе от ума? Без формальных признаков «верующих граждан» трудно понять чувства каких граждан должен защищать уголовный закон от всех прочих граждан.
     
Возникает очевидная дискриминация. Граждан, которых суд признает «верующими» по неформальным признакам, а «чувства» их признает «оскорбленными» по внутреннему убеждению этих же граждан, закон защитит от всех прочих граждан РФ, чувства которых, по мнению суда, не подпадают под избранное определение «чувств верующих». Разделение граждан по неформальному признаку, поддержанное уголовным преследованием, грозит судебным произволом и социальным расколом. Защита «чувств верующих» полицейским преследованием в условиях, когда РПЦ МП, ее Патриарх, епископы и верующие пользуются исключительной заботой и поддержкой государства, выглядит неоправданной мерой.
      Преследуя верующих, впрочем, как и не верующих, советская власть исходила не из эфемерной категории чувств или заботы о правах индифферентных к религии граждан, а из идеологических установок. В те времена верующие не отстаивали свои чувства и даже права. Они искали простую возможность жить среди преследований и гонений своей церковной жизнью: исповедоваться и причащаться, венчаться и крестить детей, хоронить своих близких по церковным обрядам - сохранять связь с церковными таинствами, без которых христианину не обойтись.
Евангелие изначально призывает христиан с радостью принимать за имя Христово злословие и клевету, проклятия и гонения, обещая за скорби на земле великую награду в Царстве Небесном: «Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах» (Мф.5, 11-12).
     
В новых условиях Конституция РФ предоставляет верующим законное право на свободу веры и богослужебного ритуала. Чувства и переживания, так же как мысли, мечты и надежды - не должны быть предметом рассмотрения в суде.
     
Родоначальник РПЦ МП не проявил такой заботы о чувствах христиан, почитая чувства вторичной ценностью. Митрополит Сергий Страгородский писал протоиерею- профессору В. Верюжскому, отвечая на его письмо по поводу лишения кафедр множества епископов: «Согласен, что перемещение епископов часто- удар, но не по Церкви, а по личным чувствам самого епископа и паствы. Но, принимая во внимание чрезвычайность положения и те усилия многих разорвать церковное тело тем или иным путем, и епископ и паства должны пожертвовать своими личными чувствами во имя блага общецерковного». Архиерей полагал, что чувствами епископа и его паствы можно пренебречь ради великого дела спасения церкви. Теперь Дума возводит «чувства верующих» в ранг ценности, которую должен защищать уголовный закон РФ. Остается непонятным, почему «чувства верующих» возведены в особую категорию среди прочих чувств: эстетических, родительских, творческих, патриотических и проч. Конституция РФ признает недопустимой дискриминацию в области социальной, национальной, расовой, религиозной. Совершенно безумной кажется дискриминация, вторгшаяся стальными наручниками во внутренний мир человека, в его чувства, мечты и надежды. Это область ума и сердца, в которую можно входить только со свободного согласия самого человека.

     

я

Гнилое слово.

Зачатие младенца во чреве матери бывает источником радости в семье. Любовь приносит плод. О зачатии младенца сперва радуются родители. Для остальных людей  событие остается сокровенным до времени. Зачатие ребёнка окутано радостью и тайной. Некогда архангел Гавриил возвестил Деве Марии тайну материнства. В церкви это событие получило название Благовещения. Православное богослужение сопоставляет двух Жен – Еву, как «мать всех живущих на земле», и Деву Марию, раскрывшую врата в вечную жизнь.
      Слово "материнство" пробуждает в каждом человеке трепетную память о детстве, о нежности материнских рук, о тепле и защищенности. Материнство напоминает человеку о его матери – первой женщине в его жизни, подарившей ему богатство бытия, и наполняет сердце благодарностью.  Есть еще одно слово, проихводное от имени "мать" и связанное с ним неслучайной связью. Это слово– «матерщина». Оно собирает и выражает гнусность, пошлость и цинизм, которые развращают сердце. Почему дурное и недостойное человек связывает со светлым именем матери?  Пафос матершины в поругании общезначимой святыни. Это поругание бытия в его источнике- осмеяние Божьего дара. Когда сердце наполняет злоба и человек хочет выплеснуть ее ярко и хл, он сознательно переступает табу, священный запрет, им самим для себя утвержденный: хулит собственную мать, как источник своего бытия.
    Злоба находит удовлетворение, разряжаясь в попрании святыни, которую с благоговением хранит любое человеческое сердце. Злоба удовлетворяется осмеянием любви отца и матери. Надругаться над материнским лоном и таинством собственного рождения – более глубокое надругательство над бытием трудно вообразить: это отказ от собственного бытия- духовное самоубийство. Человек проклинает корни бытия в лице тех, кто его подарил, в лице отца и матери. Последним пределом отвержения является Бог. Некогда Хам надругался над своим отцом Ноем, осмеяв его наготу. Человечество выразило свое осуждение этого поступка, назвав его «хамством». Матерщина выражает циничное отношение к матери.
     Если вдуматься в слова матерщины, становится очевидным, что она выражает антимолитву или молитву сатане – противнику Бога и клеветнику. В основе матерщины лежит отрицание бытия. Это хула на Творца мира - Бога. Лермонтов говорит о демоне: «и ничего во всей природе благословить он не хотел». Через цинизм матерщины человек открывает выход ненависти, злобе и мести. Сублимирует насилие и убийство.  "Исходящее из уст – из сердца исходит; это оскверняет человека; Ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, блуд, кражи, лжесвидетельства, хула: это оскверняет человека». (Мф. 15. 18-20).
    В наши дни матерщина нередко употребляется без эмоционального накала, заполняя нечистотами повседневный быт. Человек употребляет эти слова в быту, обозначая обычные нужды и мысли. Мерзость становится окошком, сквозь которое он смотрит на своё существование, опошляя сознание, язык и образ жизни. Потерялась в памяти заповедь апостола Павла: «Братие! Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших!» (Еф. 4. 29.) Замена сочных и образных выражений русского языка похабными словами свидетельствует об упадке современной культуры и человеческого достоинства.

я

Преступный суд. ч.7

  Устав, гл.1 ст.9 запретил клирикам и мирянам обращаться в органы государственной власти и в гражданский суд. Однако ни Устав РПЦ, ни Положение о церковном суде не закрепляют за клириками и мирянами право обращаться в церковный суд и не гарантирует им защиту прав. Во-первых, потому, что документы РПЦ не наделяют правами клириков и мирян, так что защищать нечего. Во-вторых, архиерей по своему усмотрению передает на рассмотрение суда заявления клириков и мирян. Право клирика и мирянина на обращение в церковный суд не обеспечено теоретически и практически.
     
П.2 ст.6 Положения косвенно указывает право клирика жаловаться на архиерея: «В случае подачи клириком явно клеветнического заявления о совершении епархиальным архиереем церковного правонарушения заявитель подвергается тому же каноническому наказанию, которое было бы применено в отношении обвиняемого лица, если бы факт совершения им церковного правонарушения был  доказан ( II Вселенского Собора 6 правило)».
     
Цитируя правило Вселенского собора, Положение искажает его смысл, что не делает чести его авторам. Вселенский собор, во-первых, указывает рассматривать частную жалобу любого лица, если епископ причинил ему обиду, чтобы «объявляющий себя обиженным нашел правосудие». Во-вторых, запрещает принимать обвинения в «церковной вине» от нецерковных людей, желающих оклеветать епископа. В-третьих, обвинитель письменно соглашается понести наказание за клевету только в случае апелляции. В–четвертых, правило касается не только клирика, а любого обвинителя: епископа, клирика или мирянина. Эта угроза является единственным подтверждением права клирика обратиться в церковный суд. Итак, за клеветническое заявление на епископа клирик несет ответственность. Если жалоба на епископа окажется справедливой, никто не понесёт ответственность: ни жалующийся клирик, ни виновный епископ. ОЦС отказался рассмотреть жалобу на епископа, вопреки требованию канона (Кирил.1). Публичную клевету и оскорбление клирика со стороны митрополита Евсевия я обжаловал 05.02.09г, как только был учрежден Общецерковный суд (далее-ОЦС).
     
Ссылаясь на вышеуказанное 6-е правило 2-го Вселенского собора, я просил Патриарха и ОЦС рассмотреть мою жалобу. К жалобе прилагались: клеветническое письмо митр.Евсевия, опубликованное в СМИ, клеветнические материалы, опубликованные в марте 2003 года главным редактором Псковского епархиального вестника «Благодатные лучи» №2, митр. Евсевием, а также его Указы и ряд документов. Через неделю после публикации произошло покушение на мою жизнь, опубликованное в «Новой газете №53 (886) «Неужели «заказали» священника?». Правоохранительные органы отказали в расследовании покушения.
     
Спустя полгода, пришел ответ Председателя ОЦС. Митроп.Исидор отказался рассматривать жалобу: «В ответ на Ваше обращение в Общецерковный суд от 6 апреля 2009 года, с обвинением Высокопреосвященнейшего митрополита Псковского и Великолкуского Евсевия в публичных оскорблениях и клевете в Ваш адрес, сообщаю, что в связи с тем, что к Вашему обращению не были приложены доказательства, подтверждающие обвинения, Ваша жалоба не может быть рассмотрена Общецерковным судом» (Исх. №1433« 14» сентября 2009 г.)
       
Согласно п.3 ст.13 Положения, «Церковный суд осуществляют сбор доказательств путем: получения от лиц, участвующих в деле, и иных лиц с их согласия предметов, документов, сведений; опроса лиц с их согласия; истребования характеристик, справок и иных документов от канонических подразделений РПЦ, которые обязаны предоставить запрашиваемые документы». ОЦС отказался собирать доказательства и рассматривать доказательства, представленные истцом.
     
«Документами являются письменные материалы на бумажном или электронном носителе, содержащие сведения об относящихся к делу обстоятельствах. Документы представляются в подлиннике или в форме копии» (Положение п.1-2 ст. 17). Именно такие документы были представлены .
     
« Церковный суд, при необходимости получения доказательств, находящихся в распоряжении канонических подразделений РПЦ, или  доказательств, находящихся в другой  епархии, направляет соответствующий запрос» (Положение п.1 ст.15). ОЦС этого не сделал.
Письменные документы, согласно Положению, являются доказательствами и могли быть запрошены ОЦС в подлинниках, но Председатель ОЦС отказался исполнить эти требования. Где, как и кому докажет клирик, что он - не верблюд?
     
П.1  ст.28 Положения выделяет из церковной структуры элиту, которая живет по другим законам, нежели рядовые клирики и миряне. Элиту составляют епископы, клирики и миряне, назначенные Священным Синодом, пользующиеся исключительными правами, привилегиями и благами в отличие от рядовых клириков и мирян, составляющих церковный охлос. Отличительным признаком церковной номенклатуры является не праведность, не благочестие или ученость, а назначение на должность Священным Синодом.
     
Положение не рассматривает вопрос о профессиональной пригодности судей. Судьи наделены полномочиями, но оставлен открытым вопрос об их образовании, юридической и канонической компетенции. В судах общей юрисдикции нельзя стать судьей, без высшего юридического образования и опыта работы в правоохранительных органах.
     
Положение не требует от церковных судей ни высшего образования, ни юридических и канонических познаний. Например, все пять судей Псковского епархиального суда не имеют высшего образования. Все пять судей никогда не изучали юриспруденцию, не прослушали курс канонического права, не имеют правоохранительного опыта, но убеждены в своей способности к судейской деятельности. Положение указывает единственное условие для назначения судьи- состоять в сане священника (Положение, п.1 ст. 25). Практика диктует второе условие - личную преданность архиерею. Эти два качества определяют должностное положение церковного судьи.

я

Преступный суд, ч.6

Учреждение,  компетенция и документы суда.

    Архиерей своей волей учреждает Епархиальный суд: «Епархиальные суды создаются по решению епархиального архиерея (Положение, ст.23; Устав РПЦ, гл.VII, кстати, ссылка на устав ошибочна. Устав РПЦ такое положение не содержит)». Епархиальный суд состоит из пяти священников. Архиерей назначает председателя, заместителя, секретаря и рекомендует прочих членов. Рекомендацию архиерея не оспаривают. Вернее написать: все судьи назначаются и увольняются епархиальным архиереем. Судьи не получают документ, подтверждающий их статус, что допускает подмены. Вступая в должность, судьи приносят присягу.
     
Воля архиерея определяет компетенцию суда. Епархиальный суд рассматривает дела по обвинению клириков и мирян, «которые требуют исследования по усмотрению епархиального архиерея» (Положение, ст.24).
     
Архиерей возбуждает дело в суде на основании заявления или без него (Положение, ст.33). Заявление о церковном правонарушении, подписанное заявителем, является каноническим основанием для возбуждения дела. Вторая часть ст.33 «сообщение о церковном правонарушении, полученное из иных источников» является антиканонической. Статья не уточняет, какие источники информации о церковном правонарушении допускаются, кем и как исследуется законность источников.
     
Вторая часть ст.33 противоречит ст.34 и п.3 ст.18 Положения и приведенным в ней вселенским канонам. Каноны запрещают принимать анонимные заявления и свидетельства: «В случае привлечения церковным судом свидетелей их должно быть не менее двух (Апостольское 75 правило; II Вселенского Собора 2 правило). При этом не подлежат привлечению в качестве свидетелей: лица, находящиеся вне церковного общения (за исключением дел по обвинению в совершении церковных правонарушений против ближнего и христианской нравственности (Карфагенского Собора 144 правило; Апостольское 75 правило; II Вселенского Собора 6 правило); недееспособные в соответствии с государственным законодательством лица; лица, осужденные церковным судом за заведомо ложный донос или лжесвидетельство (II Вселенского Собора 6 правило); клирики по обстоятельствам, которые стали им известны из исповеди» (Положение, 33.2)
     
Применение второй части ст.33 противоречит п.3 ст.16 Положения: «Заявитель предупреждается о канонической ответственности за заведомо ложный донос о якобы совершенном церковном правонарушении». Если нет заявителя, некому нести ответственность за ложные сведения.
     
Вторая часть ст.33 учреждает розыскной процесс, получивший в истории название «святая инквизиция». Суд инквизиции расследует не правонарушение, а жизнь и деятельность конкретного лица, против которого выдвигается обвинение. Применяя допрос, суд выявляет признаки любого правонарушения в жизни и деятельности лица, которое вызвало неудовольствие архиерея и может быть поставлено ему в вину. Вселенские каноны не допускают розыскного процесса, когда обвинение против лица разыскивается посредством его допросов.
     
Решение епархиального суда по делу должно быть принято не позднее одного месяца со дня вынесения епархиальным архиереем распоряжения о передаче дела в епархиальный суд. Срок, в который архиерей, получив заявление, передает дело в суд, оставлен без внимания, поскольку передача дела в суд оставлена на усмотрение архиерея. Положение не обязывает архиерея передавать дело в суд и информировать заявителя о судьбе его заявления.
     
Положение в ст.8 и ст.9 о прекращении полномочий и самоотводах судей игнорирует вселенский принцип отвода судей обвиняемым. «Суд не может производится по вражде, пристрастию и человекоугодию» (Карф.16). Вопреки канону, Положение не предусматривает отвод судей по требованию обвиняемого. Канон позволяет обвиняемому отводить подозреваемых судей (Кирил.1). Каноны позволяют обвиняемому избирать судей для суда над собой (Карф.107; 113). Канонические принципы исходят из человечности, правосудии и объективности церковных решений, в отличие от Положения МП, которое озабочено только соблюдением интересов местного архиерея.
                                                                                                                                                                     
Документы суда.
     
Положение устанавливает и озвучивает законность, форму и содержание только трех судебных документов: 1. Вызов в суд; 2. Протокол судебного заседания; 3. Решение суда, которое вступает в силу после резолюция архиерея. Других судебных документов Положение не приняло.
     
1. Вызов вручают участникам процесса в срок, обеспечивающий своевременную явку в суд. Вызов содержит: наименование и адрес церковного суда; указание, в качестве кого вызван адресат; время и место заседания; сведения о деле (Положение, ст. 11-12).
В уголовном процессе обвиняемый до суда получает на руки обвинительное заключение с подробным изложением обвинения, с указанием нарушенных норм и обстоятельств дела. Все материалы дела предоставляются обвиняемому для ознакомления. В гражданском процессе ответчик получает на руки иск и может представить свои возражения. Истец получает возражения на руки до начала процесса и может подготовить свой ответ.
     
Вызов в церковный суд является единственным документом, который ответчик получает до начала процесса. Вызов заменяет обвинительное заключение или иск по делу. Вызов в церковный суд не содержит разъяснений по делу. В лучшем случае намекает в двух словах на проблему, которую намерен выяснять суд: «Вызываетесь в качестве ответчика по вопросу непринятия нового Устава Прихода Святых Жен Мироносиц на Приходском собрании от 06.11.11 года». В данном вызове суд употребляет два понятия, котрых в Положении нет: "повестка" и "ответчик".
В тексте отсутствует норма права, нарушенная обвиняемым и непонятно, в чем его вина. «Вызов в суд» должен «указать в качестве кого вызван адресат» (Положение, ст.6). Лицами, участвующими в деле, являются стороны и свидетели. В качестве «сторон» выступают «заявитель» и «обвиняемое лицо» (Положение, п.2 ст.10). Положение не знает «истцов» и «ответчиков».
     
2. Положение требует вести Протокол судебного заседания, подписанный председателем и секретарем суда в течение трёх дней. В протоколе указывают: дату и адрес заседания; наименование и состав суда, номер дела; имена присутствующих, объяснения свидетелей, документы и экспертизы, вещественные доказательства, дату (Положение, ст.43-44). Положение не дает сторонам право на ознакомление с протоколом, что ставит под сомнение существование и объективность протокола. Осужденные Псковским епархиальным судом 03.05.11смогли ознакомиться с Протоколом судебного заседания через год по запросу Псковского городского суда. Чернила на протоколе были свежими. В  экспертизе протокола суд отказал.
     
3. Решение церковного суда устанавливает факт правонарушения и виновность обвиняемого. Председатель в заседании суда объявляет сторонам принятое решение, разъясняет порядок утверждения и обжалования. В случае отсутствия сторон в заседании, секретарь суда в течение трех рабочих дней сообщает отсутствующим информацию о принятом решении. Решение церковного суда содержит: дату; наименование и состав церковного суда; описание существа дела; вывод о виновности обвиняемого лица и каноническую оценку деяния (с применением норм церковного права); рекомендацию канонического наказания. Решение церковного суда подписывают все судьи, принимавшие участие в заседании (Положение, ст. 45-46).            
       
Никаких документов суда кроме «вызова», «протокола» и «решения» Положение не предусматривает. Тем не менее, в практике применяются нелегитимные документы, не установленные Положением: «Частное определение», Письмо, подписанное секретарем ОЦС с мнением «членов ОЦС», но без их подписей и печати, без реквизитов суда.
       
Настораживает фраза: «секретарь суда в течение трех рабочих дней сообщает отсутствующим информацию о принятом решении» (Положение, п.3 ст.45). Почему «информацию о Решении суда», а не само "Решение суда»? На эту фразу можно не обратить внимания. На практике, осужденному, не присутствовавшему на заседании, сообщается не решение, а "информация о Решении", которая может иметь другие названия: «выписка из Решения», «уведомление о Решении», «сообщение о решении» и прочие названия, не предусмотренные Положением. Церковный суд может не пригласить «стороны» или «обвиняемое лицо». Судебное заседание может проводится в их отсутствие. На руки они получат только информацию о судебном решении. Так было в процессе Я.Калныньша. Его не пригласили в судебное заседание, не выдали на руки Решение. О снятии сана узнал через неделю из интернета. Безуспешно обращался он к Патриарху, но Решения так и не получил. Патриарх утвердил заочное осуждение и снятие сана.
     
Интересен факт, допущенный Псковским епархиальным судом. По окончании судебного заседания, состоявшегося 03.06.2011, Председатель суда Нетреба, как положено, зачитал Решение, согласно которому были осуждены шесть прихожан. 22.08.2011 текст Решения за подписью Нетребы и прочих судей был выдан осужденным на руки. В тексте Решения оказалось уже не шесть, а одиннадцать осужденных.
Митрополит Евсевий мудро сохранил неопределенность в резолюции, утвердившей любое из двух решений суда: "Решение суда от 03 июня 2011 года о выводе из состава Приходского собрания отдельных лиц, несогласных с Уставом, УТВЕРЖДАЕТСЯ 02.08.2011г. Митрополит ЕВСЕВИЙ". Осталась загадкой: которое из двух решений суда в одном процессе утвердил митрополит? ОЦС эту загадку проигнорировал.

я

Преступный суд. ч. 5. Закрытость церковного суда.

  Рассмотрение  дел в церковном суде является закрытым. («Положение о церковном суде РПЦ МП», далее – Положение, п.2 ст.5;). Принцип закрытости суда подтверждает Устав РПЦ: «Разбирательство дел во всех церковных судах закрытое (гл.7, ст. 9).
 
Понятие «закрытый суд» подробнее не раскрывается. Не указаны пределы, до которых распространяется секретность происходящего на судебных заседаниях. Из практики известно, что исключается присутствие в судебном заседании прессы и любых лиц, не являющихся участниками процесса.
     
Если двери заперты, нельзя узнать, что происходит за этими дверями: творится правда Божия или проливаются невидимые миру слёзы?
     
Сомнения вызывает приватизация судебной власти епископом. Ст.3 п.2 Положения отдает епархиальному архиерею «полноту судебной власти» не в пользование, а в собственность, утверждая, что власть епископу «принадлежит».
   
«Определение о епархиальном управлении» от 22.02.1918 г. указывает: «архиерей пользуется, по Божественному полномочию, всй полнотой иерархической власти в делах веро- и нравоучения, священнодействия и пастырского душепопечения». «Пользоваться» и «принадлежать» - разные понятия, влекущие разные последствия: за использование власти епископ несёт ответственность. Если власть епископу принадлежит, ответственность за её применение отсутствует. Христос говорит: «дана мне всякая власть на небе и на земле». Власть «принадлежит» Христу, ибо «Отец всю власть отдал Сыну». Бог не отдавал всю власть епископу, но позволил пользоваться «по Божественному полномочию». Если власть «принадлежит» епископу, он становится похитителем власти. Это нечестивое выражение компрометирует весь церковный документ.
   
Епархиальный архиерей может вынести судебное решение сам или поручить епархиальным судьям. В обоих случаях решение вступает в законную силу, если архиерей утвердит его своей властью.
   
Следует обратить внимание, что архиерей одновременно пользуется всей полнотой исполнительной власти в епархии (Устав РПЦ, гл.10 п.11, 14).
     
Критерии, различающие судебную и исполнительную власть в действиях архиерея, отсутствуют. Правосудие лишено основного условия - независимости суда. Суд отдан в распоряжение исполнительной власти. Зависимость суда от исполнительной власти исключает обжалование его решений в суде. Если решения исполнительной власти не могут быть обжалованы в церковном суде, значит суд не защищает права клириков и мирян в случаях конфликта с исполнительной властью. Суд не обременяет себя задачей правосудия, ограничиваясь узкой задачей «восстанавливать порядок церковной жизни и соблюдать каноны и установления» (Положение, ст.2).
     
Устав РПЦ вводит принцип неравенства христиан перед законом и судом: «Вступившие в законную силу постановления церковных судов, а также их распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие предписания являются обязательными для всех без исключения клириков и мирян» (Устав РПЦ гл.7, ст.8). Только для клириков и мирян обязательны предписания церковного суда. Епископы не включены в число лиц, обязанных признавать решения церковного суда.
      У
став также запрещает клирикам и мирянам обращаться в гражданский суд. На епископов запрет не распространяется (Устав РПЦ, гл.1 ст.9). Возникает полная безответственность епископа в нравственно-правовом поле РПЦ, принципиально противоречащая правилам Вселенской церкви.
     
В апостольских и вселенских правилах весь народ Божий поставлен в равные условия, и епископ первым призван к ответственности. Всякий канон начинается с епископа: «аще епископ, или пресвитер, или диакон, или кто-либо из священного списка…» (Ап.8).
     
Закрытый характер и зависимое положение суда усугубляется отсутствием органа, контролирующего судебную деятельность. Суд не допускает стороны знакомиться с протоколами судебных заседаний, допросов, свидетельских показаний и других материалов дела.
     
Архиерей осуществляет и контролирует судебный процесс, то есть контролирует самого себя. В отсутствие органа, контролирующего соблюдение судом правил судопроизводства, объективная проверка деятельности суда исключена, и единство судебной системы РПЦ, декларированное Положением, не обеспечено (Положение, п.1 ст.4).
   
Положение не предусматривает защитника для обвиняемых, которые не могут себя защитить, ибо не знакомы с особенностями процесса в церковном суде и церковными канонами. Суд выносит решение не в интересах правосудия, а в интересах церкви, которые судьи могут понимать по-разному. (Положение, присяга судьи).
     
Поэтому обвиняемый может быть осужден не за правонарушение, а за неумение доказать свою невиновность в силу собственного бесправия и канонической некомпетентности. В церковном суде действует презумпция виновности. Епархиальный архиерей является не только судьей, но и обвинителем. Он выносит распоряжение о возбуждении дела и передаёт на рассмотрение епархиального суда (Положение, ст.33).
   
Учитывая изложенные условия суда, можно ожидать, что при закрытых дверях каждый, обвиняемый епископом, будет осужден.

я

Пути деспотов.

Передел собственности, который вспыхнул в девяностых и тлеет по всей нашей Родине, то полыхая в разных регионах, то затухая, разгорелся в епархиях РПЦ. Палом пошли рейдерские захваты крупных и благоустроенных приходов. Жажда корысти, как встарь, овладела душами и сердцами. Ожили золотые идолы. Похоть и жадность, сладострастие и насилие убивают совесть и требуют жертв. Архиерейский собор и Синод определили новые способы «гасить» приходы и избавляться от стариков, прошедших скорбный путь советских гонений, но уцелевших до сей поры.

                                                                Шаг первый.
     
22 марта 2011года Синод принял «Положение о практике запрещения клириков в служении и почисления клириков за штат» (журнал № 20). Само по себе совмещение двух различных канонических актов в одном документе настораживает. Заштатный и запрещенный священник поставлены в одинаковое положение. Оба лишены возможности совершать Божественную Литургию. Предоставить такую возможность зависит от епархиального архиерея.
     
Документ требует письменного Указа о запрещении священника с обозначением причины, сроков и прочего. Эти требования известны из канонических источников и нуждаются не в повторной декларации, а в исполнении и контроле. Архиереи нарушают эти требования, не оформляя запреты указом, словно требования для них не писаны. Требования имеют декларативный и демонстративный смысл и не рассчитаны на исполнение.
       
Так же лукаво определяется положение заштатного духовенства. Документ не содержит прямого запрета на служение заштатным клирикам, как запрещенным. Он использует фигуру умолчания. Документ умалчивает о законном праве священника служить в своей епархии и приходе, пока держат ноги, чтобы умирать у Престола. Документ запрещает служить в другой епархии без отпускной грамоты, но ничего не говорит о праве служения в своей епархии и приходе. Умолчание о праве клирика совершать Литургию и причащаться священническим чином после выхода за штат позволяет архиерею оказывать давление на заштатных клириков, препятствуя их служению и причащению.                                    
                                                             
Шаг второй.
     
4 февраля 2013 года Архиерейский собор принял «Положение о материальной и социальной поддержке священно- и церковнослужителей и работников религиозных организаций РПЦ, а также членов их семей». Этот многословный документ составлен в елейном стиле Иудушки Головлева и Фомы Опискина. Ссылаясь на «христианскую заботу о ближних», Архиерейский собор перечисляет социальные гарантии, предусмотренные гражданским законодательством. РФ приняло на себя финансовые расходы по пенсионному обеспечению клириков, не делая между ними кастовых различий, как и надлежит гражданскому документу. РПЦ полностью переложило на плечи государства пенсионные заботы о клире, не выделяет денег на пенсии, но приписывает себе заботу о пенсионном обеспечении.
     
Далее следуют пустопорожние рассуждения об организации «епархиальных попечительских комиссий, представляющих архиерею сведения», об их составе, структуре, выборности и о своей бесплатной и бесплодной деятельности. Таким же пустословием являются рассуждения об отчётах, благотворительных фондах и кассах взаимопомощи, наполняющие три последующие главы.
     
Единственный текст, имеющий практический смысл, сводится к заботе о заштатных архиереях – о себе любимых.
Глава IV.1 определяет место пребывания архиерея на покое, учитывая его пожелания.
Глава IV.2 определяет епархии для проживания на покое архиереев, передавших выбор пребывания на усмотрение Патриарха.
Глава IV.4 подробно определяет размеры и источники материального содержания архиерея:
a. Епархия, бывшая последним местом служения архиерея, выплачивает ему ежемесячный архиерейский оклад;
b. епархия, принявшая архиерея на покой, оплачивает персонал, обслуживающий архиерея, медицинские услуги, ремонт жилья, хозяйственные и транспортные нужды.
Все эти блага архиерей получает в дополнение к гражданской пенсии и социальным гарантиям государства.
Глава IV.6: Находящийся на покое архиерей может исполнять обязанности игумена монастыря или настоятеля прихода, либо быть приписанным к монастырю или приходу. В таком случае соответствующие монастыри или приходы предоставляют пребывающим на покое архиереям благоустроенное жилое помещение, выплачивают им содержание, обеспечивают обслуживание.
       
Что касается остальных священно- и церковнослужителей, отправленных за штат, то «памятуя о христианском долге заботы о ближних, в том числе пастырях, монашествующих и мирянах, трудящихся и потрудившихся во имя Христово, о семьях, вдовах и сиротах церковных тружеников; а также имея в виду невысокий материальный уровень жизни значительной части духовенства и церковных работников», Архиерейский собор оставляет их нужды на усмотрение епархиального архиерея. Простому люду не обеспечен конкретный минимум социальной заботы: церковная пенсия и жилище. Не обеспечена возможность служить и причащаться. Их судьба отдана в руки епископа, который может, если хочет, позаботиться. Ответственности за клир он не несёт. Спросить с него некому. Так по-разному определяет РПЦ судьбу своей номенклатуры и участь христиан: клириков и мирян.                              
                                                                       
Шаг третий.
     
05.02.2013г Устав РПЦ дополнился «главой XXI. О пенсионном обеспечении и об освобождении от должности по возрасту». Ст.4.определяет возраст освобождения от должности - 75 лет. «Престарелыми являются священно- и церковнослужители, достигшие возраста 75 лет» (Положение о материальной и социальной поддержке...5,1). В церковной традиции всегда существовали «старцы» (греч. пресвитер).  Они пользовались уважением. "По достижении 75-летнего возраста каждый клирик, занимающий в канонических подразделениях или органах епархии должность игумена (игумении) или наместника монастыря, настоятеля прихода, председателя приходского совета, благочинного, секретаря епархиального совета, председателя или заместителя председателя епархиального отдела или комиссии, председателя, секретаря или члена епархиального суда, обязан подать прошение на имя своего епархиального архиерея об освобождении его от соответствующих должностных обязанностей» (гл.21, ст.4).
     
Это не увольнение за штат от священнослужения. Это увольнение от должности, которое приказано признать «за собственное желание» на безальтернативной основе. Юридический отдел Московской патриархии широко толкует термин «должность», включая в его объём прихожан храма: «члены Приходского собрания относятся к числу мирян, состоящих на церковных должностях» (Юридический отдел МП, Общецерковный суд, секретарь от 16.04.2012г. Исх. №51).
     
Кто помешает епархиальному епископу включить в понятие «должностного лица» неугодного клирика и уволить за штат на основании нового положения. Для архиерея беспроигрышный вариант расправы, не подлежащий обжалованию: «решения епархиального суда, содержащие резолюцию епархиального архиерея об освобождении обвиняемого лица от должности, обжалованию не подлежат» (абз.4 п.5 ст.48 Положение о церковном суде РПЦ МП). «Полнота судебной власти в епархиях принадлежит епархиальным архиереям» (Положение, п.2, ст.3).
       
«Ты именуешь Петра благоговейнейшим и боголюбивейшим епископом: а он между тем плачет и почитает себя неправильно отрешенным от вверенной ему церкви. Прилично было бы ему иметь имя священства купно с самою вещию, а если он не был достоин предстоять жертвеннику Божию, не иметь и наименования епископа. Он говорит, что может оправдать себя, но ему не дано времени на оправдание и не предложено рассмотреть дело по правилам» (Кирилл.1). Так рассуждает святой отец, послание которого признано каноническим источником. Что мешает Архиерейскому собору РПЦ принимать решения в соответствии с правилами Вселенской Церкви и в духе христианской морали?